Александр Жаров (Роскомнадзор): «Сегодня всю нашу работу мы рассматриваем через призму уменьшения давления на предпринимательское сообщество»

Александр Жаров

Руководитель Роскомнадзора


В 2015 году произошел ряд событий, которые значительно повлияли на российскую телеком-отрасль. Вступили в силу поправки к Закону «О персональных данных», состоялся первый в истории страны аукцион на право использовать радиочастотный спектр, усилилась борьба с пиратскими ресурсами. Большую роль в подготовке и реализации этих изменений сыграла Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. В интервью журналу РС руководитель Роскомнадзора Александр Жаров рассказал о приоритетах ведомства в современных условиях и дал оценку важнейшим событиям отрасли.

 

РС: Александр Александрович, перед интервью мы посмотрели Положение о Роскомнадзоре и увидели, насколько широки его полномочия. И все же, на каких основных направлениях деятельности Служба особенно концентрировалась в минувшем году?

Александр Жаров (А. Ж.): Да, полномочий у нас действительно достаточно: на текущий момент 72. А ведь в 2009 году, когда создавалась Служба, их было всего 35. При этом количество сотрудников, напротив, уменьшилось в рамках общих усилий руководства страны по оптимизации численности госслужащих.

Как бы то ни было, все свои полномочия мы исполняем добросовестно, постоянно изыскивая внутренние резервы, в том числе активно задействуя ресурсы подведомственных предприятий.

Конечно, для страны и для нас прошедший год выдался не таким насыщенным судьбоносными и эпохальными событиями, как 2014-й, когда Крым был воссоединен с Россией, когда успешно прошла зимняя Олимпиада. Тем не менее он был достаточно напряженным.

Большой пласт работы был связан с противодействием распространению противоправной информации в интернете, прежде всего экстремистского характера, с созданием полноценной системы мониторинга СМИ.

В сфере связи можно выделить первый в истории страны аукцион по распределению радиочастотного спектра. Его мы провели осенью. Опыт был признан успешным.

Также мы активно готовили участников рынка к вступлению в силу новых норм Закона «О персональных данных», которые требуют размещать и обрабатывать личную информацию россиян на серверных мощностях нашей страны. Изменения вступили в силу с 1 сентября, и сейчас мы уже проводим соответствующие проверки.

 

РС: Из уст президента, премьер-министра постоянно звучат призывы в адрес надзорных органов, краткая суть которых заключается в призыве перестать «кошмарить бизнес». На апрельской коллегии Роскомнадзора Вы поставили задачу существенно снизить давление на предпринимательское сообщество в ходе надзорных процедур. Что сделано в этом направлении?

А. Ж.: Роскомнадзор уже несколько лет последовательно снижает административное давление на бизнес. Причем в рамках как разрешительных, так и контрольно-надзорных процедур. Мы сократили сроки рассмотрения заявительной документации, снизили количество плановых проверок, которые проводятся во взаимодействии с компаниями, сделали акцент на дистанционные методы контроля.

Мы все понимаем, что сегодня, когда экономическая ситуация далека от желаемой, задача ослабления нагрузки со стороны надзорных органов на участников рынка как никогда актуальна. Скажу больше: сегодня всю нашу работу мы рассматриваем через призму уменьшения давления на предпринимательское сообщество.

Напомню, что именно на это обратил внимание президент России в Послании Федеральному собранию 3 декабря, когда говорил о недостаточности усилий государства по оптимизации системы контроля и надзора в стране.

В наступившем году административное давление снизится еще больше: федеральным законом от 13 июля 2015 года № 246-ФЗ установлены «надзорные каникулы» для малого бизнеса.

В целом в этом году мы проведем в пять с половиной раз меньше плановых проверок, чем в прошлом – всего 500. Напротив, объемы систематического наблюдения вырастут – с 15,7 тыс. до 17,8 тыс. мероприятий.

Практика показывает, что сокращение плановых проверок не приводит к снижению общей результативности контроля и надзора. По итогам года мы составили даже больше протоколов об административных правонарушениях, чем в 2014 году. Это говорит о том, что широкое использование систематического наблюдения позволяет выявлять больше потенциальных нарушителей.

Но самое важное, что мы не отвлекаем силы и средства на проверку добропорядочных компаний. Такие мероприятия «пусты» с точки зрения выявления реальных нарушений и вредны с позиции наших последовательных усилий по снижению административной нагрузки на бизнес.

Это как раз то, что можно назвать риск-ориентированным подходом к контрольно-надзорной деятельности. Он позволяет совместить две, казалось бы, взаимоисключающие задачи. С одной стороны, снизить административное давление на предпринимательское сообщество, а с другой – повысить эффективность контроля и надзора.

 

РС: Вы неоднократно обращали внимание на необходимость по-новому взглянуть на вопросы безопасности в информационной среде. Чем обусловлена Ваша обеспокоенность?

А. Ж.: Надо окончательно уяснить, что понятия «информационная открытость», «трансграничность», «всеохватность» сегодня неразрывно связаны с безопасностью. Причем в самом широком смысле.

Развитие информационных технологий привело к тому, что контент формируют не только традиционные, но и новые медиа (сервисы блогов и микроблогов, социальные сети, видеохостинги). И уровень их взаимопроникновения постоянного растет. Но это имеет не только положительные стороны. К сожалению, достоверность сведений, попадающих в информационное пространство и оказывающих влияние на массовое сознание, снижается.

Легко представить себе, какие убытки могут нанести бизнес-решения, принятые на основании недостоверных данных. Или как пострадают ваши финансы от «прекрасно» разрекламированной, но для вас невыгодной банковской услуги. Именно поэтому в современном информационном поле необходимо хорошо ориентироваться. Повторяю, это вопрос вашей безопасности, в том числе и здоровья.

Но нельзя забывать и о других аспектах защиты от интернет-угроз. Например, о безопасности в сфере персональных данных. Именно с этой целью был принят 242-й закон[1] о локализации баз с информацией о гражданах России на территории нашей страны, именно для этого мы активизируем борьбу с незаконным размещением конфиденциальных сведений в интернете, закрывая через суды соответствующие сайты.

Общность угроз обуславливает глобальную тенденцию распространения норм законодательства на различные сегменты интернета. Безусловно, здесь у каждой страны свой путь. Однако общий вектор един: чем глубже проникает интернет в жизнь и деятельность человека, тем более масштабной и, самое главное, более оперативной становится реакция на нарушение общественных интересов в этой сфере.

По понятным причинам мы движемся осторожными шагами, взвешиваем каждое решение. Общество не поймет, если нашими действиями, даже основанными на благих намерениях, будет нарушена целостность интернета, если прервется уже привычная система коммуникаций и распространения легальной информации.

 

РС: Одним из приоритетов Службы в последние годы стала борьба с экстремизмом в интернете. Она приносит результаты?

А. Ж.: Да, вы правы, противодействие проявлениям экстремизма – безусловный приоритет всей нашей деятельности в Сети.

Работа ведется в рамках действующего с 1 февраля 2014 года федерального закона № 398-ФЗ[2], который наделил генерального прокурора РФ и его заместителей правом требовать ограничения доступа к сайтам, распространяющим призывы к массовым беспорядкам, экстремистской деятельности или участию в несанкционированных массовых мероприятиях.

Роскомнадзор, по требованию Генпрокуратуры, обязан обеспечить блокировку такого рода ресурсов и страниц в социальных сетях и принять меры к удалению противоправной информации. Причем сделать это немедленно.

Под действие 398-го закона уже попали страницы в крупных соцсетях и на блог-платформах. Например, была прекращена работа наиболее многочисленной группы радикальной организации «Правый сектор» в Facebook, «ВКонтакте» удалено 35-тысячное сообщество «Адольф Гитлер», ограничивался доступ к экстремистским материалам на YouTube, к блогам и зеркалам сайтов и террористических организаций, таких как ИГИЛ.

Хочу отметить, что в отношении материалов экстремистского характера мы встречаем, в целом, единодушную позицию внутри интернет-отрасли. Подавляющая часть запрещенной информации удаляется по нашему требованию провайдерами хостинга или администраторами сайтов. Счет таких ресурсов идет на тысячи и до блокировки здесь дело доходит крайне редко.

Успешна ли наша борьба с экстремизмом в Сети? Думаю, да. Эффективность нашей работы в этом направлении не раз положительно отмечалась на различных уровнях, в том числе ведомствами правоохранительного блока.

На мой взгляд, это результат правильно выбранного направления реализации новых полномочий и своевременности организационных решений, одним из которых стало создание нового управления контроля и надзора в сфере электронных коммуникаций.

 

РС: С момента принятия 436-го закона[3] одним из основных направлений деятельности Роскомнадзора стала защита интересов детей в интернете. Что сделано в минувшем году?

А. Ж.: Прежде всего, хочу с удовлетворением напомнить, что в декабре председателем правительства РФ Дмитрием Анатольевичем Медведевым утверждена Концепция информационной безопасности детей, к которой Роскомнадзор имеет самое прямое отношение. При координации РКН проведена масштабная работа, в которой участвовал коллектив авторов из 20 крупнейших вузов нашей страны.

Необходимость в концепции возникла как раз после вступления в силу 436-го закона. Мы достаточно быстро почувствовали, что отдельные детали, которых в нем нет, должны быть прописаны в специальном документе.

Ключевым нововведением закона в сфере СМИ стала так называемая возрастная маркировка контента. Эта система «предупреждающих знаков» призвана научить родителей и педагогов ориентироваться в информационном пространстве. Взрослые получили возможность на основе экспертной оценки выявлять контент, который не соответствует возрасту ребенка и может негативно сказаться на его интеллектуальном и духовном развитии.

Закон обязал СМИ маркировать свои проекты знаками информационной продукции, верстать сетки вещания с учетом того, что у телевизоров и радиоприемников могут находиться дети. Редакции стали нести ответственность за содержание материалов, предназначенных для младшего возраста, и отвечать за нарушение порядка распространения такой информации.

 

РС: И много ли выявлено нарушений?

А. Ж.: Еженедельно мы проводим мониторинг примерно 4,5 тыс. выпусков СМИ на предмет соответствия 436-му закону. Конечно, нарушения есть, но отрадно, что их количество сокращается. Если в 2014 году выявлялось около 20-30 в неделю, то в 2015-м – 10 до 20. В целом же в прошлом году было обнаружено почти 800 нарушений требований закона. На треть меньше, чем в 2014-м.

 

РС: На слуху ваши проекты для детей в сфере персональных данных…

А. Ж.: Мы убеждены, что бесконтрольное распространение в открытом доступе конфиденциальных сведений о детях и подростках есть еще один вызов современной информационной среды. Служба ведет профилактическую работу с образовательными учреждениями для того, чтобы разъяснять положения законодательства о персональных данных, для повышения медиаграмотности младшего поколения, их родителей, педагогов.

В 2015 году совместно с Департаментом образования Москвы мы запустили проект «Защита персональных данных». Он призван популяризировать у детей безопасное обращение с личной информацией в интернете. В его рамках предусмотрено проведение видеоконференций и лекций, открытых уроков, конкурсов.

Еще одни проект для молодежи – информационно-познавательный сайт персональныеданные.дети (datadeti.ru). На нем в игровой форме объясняется, как безопасно использовать личную информацию в интернете.

Но как бы ни старались мы с вами оградить наше подрастающее поколение от всевозможных киберугроз, многое зависит от родителей. Как говорится в Концепции, «обеспечение информационной безопасности детей возможно исключительно при условии эффективного сочетания государственных и общественных усилий при определяющей роли семьи».

 

РС: В Единый реестр запрещенной информации недавно стали включаться и интернет-ресурсы с азартными играми и лотереями. Блокировки осуществляются по требованию Федеральной налоговой службы. Каковы первые результаты совместной работы?

А. Ж.: Федеральная налоговая служба получила право выносить решения о признании информации запрещенной с 22 октября 2015 года. В сферу их компетенций входит контроль за распространением сведений об азартных играх, спортивных тотализаторах и так далее.

В ноябре мы начали сотрудничать с ФНС в рамках единой системы электронного взаимодействия, и по итогам года в Едином реестре запрещенной информации на основании решений налоговиков содержалось 999 сайтов.

 

РС: С 1 мая 2015 года под антипиратское законодательство подпадают все объекты авторского права за исключением фотографий. Как Вы оцениваете эти новации?

А. Ж.: Напомню, что это был второй этап внедрения законодательных гарантий защиты интеллектуальных прав. И кроме расширения списка объектов была введена такая эффективная и жесткая мера воздействия, как постоянная блокировка пиратских ресурсов. Она может быть применена, когда Мосгорсуд вынесет два положительных решения, доказывающих, что определенный сайт системно нарушает авторские права.

«Юридический плацдарм» для применения этой меры готовился около полугода. В октябре Мосгорсуд вынес первые решения, которые предусматривали постоянную блокировку 15 крупнейших торрент-трекеров. В этом списке оказались все лидеры рынка нелегальной дистрибуции цифрового контента, такие как Rutracker.org, Rutor.org, NNM-Club.com, Kinozal.tv и другие.

Убежден, что эти ресурсы, несмотря на все пути обхода блокировок, потеряют значительную часть аудитории и, в конечном итоге, будут вынуждены уйти с рынка или, по крайней мере, существенно ужать свой масштаб.

Кстати, косвенно эффективность российского подхода к защите авторских и смежных прав в интернете подтверждает тот факт, что механизмом действующего в нашей стране антипиратского законодательства стали активно пользоваться не только отечественные компании, но и такие зарубежные гиганты, как Warner Brothers, SonyMusic, UniversalMusic.

Важно, чтобы аудитория пиратских сайтов не искала способы обхода блокировок, а переместилась на легальные онлайн-ресурсы. Поэтому первейшая задача для всех нас – развитие культуры законного потребления платного контента с соответствующих площадок.

 

РС: Как, на Ваш взгляд, развивается рынок легального контента?

А. Ж.: Российский рынок платного онлайн-видео, выраженный в деньгах, на первый взгляд выглядит неплохо. По данным Медиа-коммуникационного союза, в 2014 году этот сегмент оценивался на уровне 2,8 млрд рублей, и, по прогнозам, к 2025 году его объем вырастет в 40 раз до 84,5 миллиарда. Но только при условии эффективной борьбы с пиратством!

Среди отечественных онлайн-кинотеатров есть очевидные лидеры, такие как ivi.ru, megogo.net, TVZavr, Amediateka и другие. Но о проблемах в продвижении легального контента в Сети говорит и другая статистика. Так, в двадцатку самых посещаемых российских интернет-ресурсов с фильмами и сериалами вошли в этом году 15 пиратских сайтов и лишь два легальных онлайн-кинотеатра!

Сложившуюся ситуацию мы хотим переломить. Этому будут способствовать, с одной стороны, эффективная борьба с пиратством, с другой – повышение качества сервиса на легальных площадках, доступность ценового предложения и грамотный маркетинг.

 

РС: Осенью на аукционе были разыграны лицензии на услуги LTE. Как бы Вы охарактеризовали это событие для телеком-рынка?

А. Ж.: Для отрасли оно представляется чрезвычайно важным. Впервые торги на право использовать частотный спектр прошли в форме, которая наиболее прозрачна и хорошо себя зарекомендовала во многих странах мира.

По итогам электронного аукциона операторы мобильной связи «большой четверки» получили возможность оказывать услуги LTE в девяти регионах в полосах радиочастот, ранее использовавшихся только для технологии GSM. Примечательно, что стартовая цена лотов в ходе аукциона выросла в шесть раз. Федеральный бюджет получил дополнительно более 6 млрд рублей.

Организацию торгов в целом оцениваю положительно. На подготовительном этапе были некоторые трудности в организации взаимодействия с электронной аукционной площадкой. Однако к моменту проведения торгов все вопросы были решены. Поэтому в ходе аукциона сбоев допущено не было. И это не только наша оценка, но и участников торгов. Никаких нареканий от них не поступало.

Вы знаете, что практика распределения спектра через аукционы широко распространена в мире. Государства получают от торгов значительные средства. Так, на аукционе в 2014 году в США операторы заплатили почти 45 млрд долларов за полосу в 65 мегагерц. Это в четыре с половиной раза больше, чем первоначально планировалось выручить. Причем лицензия на полосу в 20 МГц только для Нью-Йоркского городского округа ушла за 2,8 млрд долларов, а для Лос-Анджелеса – за 2,1 миллиарда. В Великобритании годом ранее на аукционе было выручено почти 2,35 млрд фунтов стерлингов, в Аргентине в 2014 году – 2,23 млрд долларов.

Это говорит о том, что радиочастоты – чрезвычайно востребованный природный ресурс. На них зарабатываются огромные деньги, и операторы не скупятся, чтобы получить такую «золотую жилу» в свое распоряжение. Этот фактор необходимо использовать в сегодняшних условиях для пополнения бюджета.

 

РС: Следующий аукцион запланирован на февраль. Условия останутся прежними?

А. Ж.: Да, в феврале будут разыграны лицензии на оказание услуг связи в диапазоне 2570–2620 мегагерц. Масштаб торгов гораздо больше сентябрьского. Будет 82 лота – один федеральный и 81 региональный. Поэтому аукцион будет разделен на три этапа[4].

Условия останутся прежними, но с одним отличием: шаг аукциона будет повышен с одного до пяти процентов.

 

РС: Александр Александрович, спасибо за интервью! Традиционно в заключение – Ваши пожелания читателям нашего журнала.

А. Ж.: Прошедший год был сложным, этот ожидается, судя по прогнозам наших коллег из экономического блока, тоже не самым простым. Поэтому хочу пожелать, чтобы ваши возможности как можно меньше расходились с вашими желаниями, чтобы задуманные планы реализовались, несмотря на очевидные и непредвиденные трудности. Ну и, конечно, здоровья, счастья, благополучия, мира и добра! Пусть нам всем в наступившем году сопутствуют успех и удача!

 

 

СПРАВКА

Антипиратская деятельность

С 1 августа 2013 года Мосгорсудом было вынесено 643 определения о предварительных обеспечительных мерах – блокировке пиратского контента на основании заявлений правообладателей. В большинстве случаев незаконный контент владельцами ресурсов оперативно удалялся. Но в 397 случаях правообладатели обратились в суд уже не за обеспечительной мерой, а с иском о блокировке пиратского ресурса.

На момент публикации данного материала Роскомнадзором заблокировано 3506 URL и 532 пиратских ресурса.

 

Борьба с экстремизмом в Сети

В 2015 году было выявлено и заблокировано более 1827 сайтов (252- по ст.15.1;1575 – по ст.15.3) или указателей страниц сайтов в сети Интернет, распространяющих материалы ИГИЛ.

Всего в Роскомнадзор поступило 279 требований Генеральной прокуратуры Российской Федерации об ограничении доступа к интернет-ресурсам экстремистской и террористической направленности. В настоящее время блокируется 1094 указателя интернет-страниц и доменных имен сайтов в сети Интернет. Около 7200 ссылок были исключены из реестра в связи с удалением противоправной информации.

 РС

 

СПРАВКА

Жаров Александр Александрович

• Родился 11 августа 1964 года в Челябинске.

• В 1987 году окончил Челябинский государственный медицинский университет.

 

• С 1987 по 1996 год работал по специальности.

• 1998–1999 годы – советник председателя правления РИА «Вести».

• 1999–2004 годы – пресс-секретарь Министерства здравоохранения Российской Федерации.

• 2004–2006 годы – помощник, а затем пресс-секретарь Председателя Правительства России М.Е. Фрадкова.

• 2006–2007 годы – заместитель генерального директора ФГУП «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания».

• 2007–2008 годы – директор департамента пресс-службы, информации и протокола Правительства РФ.

• 2008–2012 годы – заместитель министра связи и массовых коммуникаций Российской Федерации.

• Распоряжением Председателя Правительства Российской Федерации Владимира Путина от 3 мая 2012 года №702-р А. А. Жаров назначен руководителем Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.

• В январе 2004 года защитил кандидатскую диссертацию на тему «Пропаганда здорового образа жизни».

• В 2006 году закончил Российскую академию госслужбы при Президенте РФ, юридический факультет.

• Владеет английским и французским языками.

• Женат, имеет шестерых детей.

____________________________________________________________________________________________

 

[1] Федеральный закон Российской Федерации от 21.07.2014 № 242-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части уточнения порядка обработки персональных данных в информационно-телекоммуникационных сетях».

[2] Федеральный закон от 28.12.2013 № 398-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

[3] Федеральный закон от 29.12.2010 № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию».

[4] 9 февраля (лот № 1), 11 февраля (лоты № 2–41) и 17 февраля (лоты № 42–82).


Комментарии


Наши координаты:

Москва, ул. Дербеневская, д. 20, стр. 24
Тел: /495/ 223-48-38

DMGBCAGIHCGFGGDNCCGNGBGJGMHEGPDKGNGBGJGMEAHCHDHAGFGDHEHCCOGDGPGNCCDOGNGBGJGMEAHCHDHAGFGDHEHCCOGDGPGNDMCPGBDOO

© АНО "Радиочастотный спектр" при поддержке Роскомнадзора
2012-2015

Website design by Arni Media Website design by Arni Media

×