Ричард ван Вагенинген (Orange Business Services): «Нельзя делать вид, что опасности нет, но ее надо минимизировать»

Ричард ван Вагенинген

Генеральный директор Orange Business Services в России и СНГ


Orange Business Services – крупный телеком-игрок b2b-сегмента и единственный иностранный оператор, который имеет лицензию на оказание услуг связи по всей РФ. Генеральный директор компании Ричард ван Вагенинген уже десять лет постоянно живет в нашей стране и отлично знает специфику отечественного рынка. В интервью РС он рассказал, почему максимальная скорость соединения не имеет значения, как относиться к угрозам со стороны Интернета вещей и отчего не следует проецировать зарубежный опыт на российскую действительность.

РС: Orange Business Services ведет бизнес во многих странах. В чем, на Ваш взгляд, особенности работы в России?

Ричард ван Вагенинген (Р. В.): Как известно, Россия – самая большая страна в мире. 70% ее населения живут до Урала. По другую его сторону – гораздо меньше, но здесь зарабатывают деньги, добывая полезные ископаемые – нефть и газ. Я голландец, размер моей страны – 200 на 400 км, ее всю можно проехать на велосипеде. В России же другая ситуация. Здесь, чтобы добраться до нужного места, часто нужны вертолеты и вездеходы. А для организации связи в этих труднодоступных местах не обойтись без спутниковых каналов. Спутниковые решения мы предлагаем клиентам по всему миру, 30% объема от предоставляемых услуг приходится на Россию. Здесь у нас есть 5 телепортов – в Москве, Рязани, Новосибирске, Хабаровске и Иркутске, а также 22 узловые спутниковые станции. Orange Business Services фокусируется на работе с сегментом b2b. Штаб-квартира находится во Франции, там же работает больше всего сотрудников. А на втором месте по величине численности штата – Россия, здесь у нас около 1 тыс. специалистов. Это еще одна особенность бизнеса в РФ. Есть и другие моменты. Например, у Orange Business Services во многих странах есть узлы доступа, а за «последнюю милю» [1] отвечают операторы. В России же мы владеем собственной сетью ВОЛС [2], второй по величине после французской. Это уникальная ситуация, и она дает нам дополнительные возможности. В России Orange Business Services – это единственный оператор с иностранными корнями, который имеет лицензию на оказание услуг связи по всей стране: от Калининграда до Владивостока. И даже во время текущего кризиса мы продолжаем инвестировать в развитие инфраструктуры. Напомню, что Orange начал работать в СССР в 1958 году, когда было создано российское отделение «СИТА» (SITA) для обеспечения связью международных аэропортов. У нас долгая история, и Orange продолжит свое развитие в России.

РС: Какие услуги компании наиболее востребованы в РФ?

Р. В.: Это традиционные услуги – беспроводная, фиксированная и спутниковая связь, VPN (виртуальная частная сеть). В последнее время клиенты также проявляют повышенный интерес к сервисам по обеспечению безопасности, например, к защите от DDoS атак. Очень быстро растет облачный сегмент. Благодаря тому, что теперь хранить персональные данные граждан нужно на территории РФ, у нас спрос на облачные сервисы вырос на 70% в первой половине 2015 в сравнении с предыдущим. Эти изменения хорошо отразились и на рынке в целом.

Меня, кстати, удивляет негативная реакция на принятие новых законов в России. Очень часто случается так, что аналогичные правовые документы уже действуют в других развитых странах, и это нормальная практика.

РС: Какие еще сферы бизнеса интересны компании, есть ли планы освоить новые сегменты рынка?

Р. В.: Как я уже говорил, мы занимаемся корпоративным сегментом, и планов стать сотовым оператором и выходить на рынок b2c у группы Orange нет. Сейчас мы активно работаем над проектами по управлению мобильными устройствами. Во многих компаниях менеджеры используют в работе различные гаджеты.

Благодаря нашему решению, даже находясь в командировке можно иметь безопасный доступ к корпоративным приложениям и системам. Если гаджет будет потерян, то можно удаленно сразу же удалить с него все корпоративные данные. В этом сегменте мы выступаем больше как интегратор. Отмечу еще одну тенденцию – повышение интереса российских компаний к IT-аутсорсингу. Это связано с тем, что сейчас телеком-оборудование в основном производится за границей, а значит, из-за роста курса доллара расходы на него возрастают. Кроме того, получить кредит стало сложнее и дороже.

Многие иностранные компании, присутствующие в России и не планирующие здесь масштабные инвестиции, чаще отдают IT на аутсорсинг. Есть интересный и наглядный пример. У одного нашего клиента российской финансовой организации с филиалами по всей стране, 10% персонала – это IT и телеком-специалисты. У другого нашего клиента, иностранной компании, всего 20 сотрудников из пятитысячного штата занимаются информационными технологиями.

РС: Вы сказали, что вступление в силу изменений в законодательстве о персональных данных положительно отразилось на рынке. Какие еще инициативы могли бы быть полезны, если учесть зарубежный опыт?

Р. В.: Это довольно сложный вопрос. Мы не занимаемся политикой и не придумываем законы, хотя Orange в целом, конечно, участвует в деятельности различных международных отраслевых организаций. Но надо понимать, что у каждого государства своя ситуация, везде все по-разному.

На мой взгляд, было бы лучше, если бы в России стоимость «последней мили» была фиксированной, как в Европе. Но эти рассуждения чисто теоретические. Я не знаю, насколько это реально сделать, если учесть масштабы России. В Голландии, чтобы организовать «последнюю милю», нужно прокопать десять метров в песчаной почве. А в России, где совсем другие масштабы и климатические условия?

В Orange часто бывает наоборот. Так, например, в России клиенты высоко оценивают обслуживание Orange Business Services, и наши инженеры делятся опытом с зарубежными коллегами, как усовершенствовать, автоматизировать различные процессы. И эти ноу-хау уже активно используют за границей.

РС: OrangeBusinessServicesсотрудничает с мировыми IT-гигантами (GoogleCloudPlatform, MicrosoftExpressRoute, Salesforce, AWS, Ingenico, Cegid), чьи основные мощности расположены на территории Северной Америки, Европы и Азии. Не мешает ли это соблюдению требований ФЗ-242 [3]?

Р. В.: Мы как международный оператор с развитой сетью сотрудничаем с мировыми гигантами. При этом мы всегда работаем в соответствии с действующим законодательством. Если нужно, мы локализуем решение для работы в России, некоторым мировым гигантам мы уже помогли.

РС: У российского подразделения Orange Business Services огромная инфраструктура ВОЛС. Значит ли это, что выгоднее строить, а не арендовать?

Р. В.: Единого правила нет. Все зависит от протяженности линии и сроков окупаемости. Иногда строить не имеет смысла. Например, в Москве рынок ВОЛС близок к насыщению, волокно подведено практически к каждому дому, стоимость услуг невысока, даже до кризиса она была ниже, чем в странах Европы. В регионах все по-другому. Очень часто кабели прокладывают по воздуху, по крышам домов, как в Юго-Восточной Азии, Бразилии, Италии. Однако этот способ нас не устраивает, поскольку он недостаточно надежен. Мы в основном работаем с крупными клиентами, которым оказываем качественные услуги. Это означает, что нам нужна большая емкость сети и стабильное соединение – 24 часа 7 дней в неделю, а без собственной ВОЛС это сложно сделать.

РС: Помимо того, что Вы являетесь генеральным директором Orange Business Services в России и СНГ, Вы возглавляете направление международных продаж. В чем заключается Ваша работа?

Р. В.: Эта должность не означает, что я должен ездить по всему миру и обеспечивать продажи, договариваясь с отдельными клиентами. Я не верю в такой подход, потому что в нашем сегменте очень важны отношения и постоянное взаимодействие. Клиент принимает ответственное решение, заключая с нами контракт, поскольку если наш сервис не будет работать, то его бизнес серьезно пострадает. Доверие – это важно. А одна встреча с клиентом ничего не даст. Моя роль заключается в том, чтобы облегчить жизнь нашим менеджерам по продажам по всему миру, создав единые бизнес-процессы.

Надо отслеживать ситуацию с клиентами в разных регионах. Если мы с какой-то международной компанией работаем в одной стране, а в другой нет, то надо понять, почему так случилось, и постараться начать сотрудничество.

РС: Orange Business Services имеет собственные решения в области аудио-, видео- и веб-конференций. Насколько сложно продвигать эту услугу с учетом роста популярности и возможностей OTT-сервисов?

Р. В.: Все дело в безопасности и качестве услуги. К примеру, используя OTT-сервисы, невозможно организовать полноценную конференцию, в которой примут участие пять-десять человек, с высоким уровнем качества. Наши сервисы разработаны таким образом, чтобы оказывать подобные услуги с тем качеством, которое нужно заказчику. Я сам активно использую наше спутниковое решение, находясь на даче, и с его помощью спокойно организовываю видеоконференции с другими странами.

Сейчас наши клиенты более внимательно, чем до кризиса, оценивают финансовую сторону вопроса. Но экономить на качестве никто не собирается. Например, для банка, который торгует на бирже, задержка связи даже на миллисекунды означает очень серьезные финансовые потери. Разве будет такая организация экономить на качестве? Нет, конечно.

У наших клиентов тоже работают профессионалы, они прекрасно понимают баланс между ценой и качеством.

РС: Есть ли в компании собственные подразделения R&D (разработка и исследование)?

Р. В.: У Orange есть 18 лабораторий, которые расположены не только во Франции, но и в Великобритании, Китае, США, Польше, Корее, Японии и других странах. В РФ пока нет отдельного подразделения и планов по его созданию, но талантливые специалисты здесь есть, и я не исключаю, что через несколько лет они появятся. Между тем многие наши российские сотрудники уехали за границу и работают в этих лабораториях. Они создают будущее, разрабатывают технологии, которые будут внедряться через пять-шесть лет.

Недавно я участвовал в клиентском мероприятии в Берлине, где речь шла о том, как новые технологии влияют на жизнь людей. Одна из озвученных идей заключалась в следующем: по всему миру операторы, говоря о скорости мобильного соединения, указывают максимальное значение. Хотя все мы знаем, что в определенные моменты или в некоторых местах она может быть гораздо ниже. Я считаю, что максимальные показатели не имеют значения!

Это все равно что сказать, что в Москве можно ехать со скоростью 60 километров в час. Можно, конечно, но такое редко случается. Для людей важнее, чтобы скорость была 40 км/ч, но всегда. Orange как раз и выступает за такую стабильность.

РС: Считается, что Интернет вещей (или Всеобщий интернет) – это ближайшее будущее, и многие компании нацелены на внедрение таких решений. Однако развитию этой концепции мешают некоторые аспекты, в том числе проблемы в сфере информационной безопасности. Что, на Ваш взгляд, необходимо предпринять регуляторам и игрокам рынка, чтобы реализовать все возможности IoT?

Р. В.: Internet of Things – это не будущее, он уже существует. Сегодня в мире более 20 млрд подключенных устройств. В Orange есть отдельная группа, которая занимается этим направлением. Во Франции мы предлагаем свои IoT-решения для различных отраслей. В России мы пока не настолько активно занимаемся сегментом Интернета вещей, хотя уже есть крупные заказчики, с которыми мы работаем в этом направлении.

Что касается безопасности, то этот вопрос нужно рассматривать в целом. Например, на корпоративном рынке 80% утечек происходят из-за человеческого фактора. Из-за неграмотности и лени. Значит, нужно обучать сотрудников, вводить жесткие правила, за нарушение которых предусмотрена ответственность. Например, у нас в Orange мы проводим обучение, у персонала существуют различные уровни доступа к информационным ресурсам. Как можно продать решения по безопасности, если мы сами этого не делаем?

Все, что связано с интернетом, имеет свои риски. Поэтому существует шифрование, контроль, различные системы безопасности. Нельзя делать вид, что опасности нет, но ее надо минимизировать. Это как использование автомобиля. Когда приходит зима, мы меняем резину, начинаем ездить аккуратнее, но не оставляем машины в гараже.

Остановить развитие Интернета вещей нельзя. Нужно думать, как использовать новые технологии, и оценивать риски.

РС: Как Вы можете охарактеризовать 2015 год? Есть ли у Вас прогнозы на следующий?

Р. В.: Если 2014 год стал большим сюрпризом, то в этом мы знали, что будет сложно. Должен сказать, что, несмотря на кризис, мы не потеряли ни одного из наших клиентов. В сложное время слабые компании становятся слабее или вообще исчезают, а сильные, наоборот, укрепляют свои позиции и начинают заниматься консолидацией.

Несмотря на непростую экономическую ситуацию, мы видим рост спроса на наши решения и прогнозируем рост в 2016 году. Продолжится бум облачных технологий, многие компании предпочтут отдать часть своих процессов на аутсорсинг. Будут активно развиваться унифицированные коммуникации [4.] Сейчас хорошее время для российских производителей оборудования и ПО. Из-за курса рубля их товары существенно дешевле, чем у западных компаний, а значит, они могут начать завоевывать зарубежные рынки. И после кризиса у них уже будут устойчивые позиции.

При этом я не думаю, что в 2016 году будет легко. Но человек, который знает, что будет сложно, лучше подготовлен к трудностям, чем тот, кто о них не задумывается.

[1] Последняя миля» – канал, соединяющий конечное (клиентское) оборудование с узлом доступа оператора. Например, при предоставлении услуги подключения к интернету это участок от порта коммутатора провайдера на его узле связи до порта маршрутизатора клиента в его офисе.

[2] Волоконно-оптические линии связи.

[3] Федеральный закон Российской Федерации от 21 июля 2014 года № 242-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части уточнения порядка обработки персональных данных в информационно-телекоммуникационных сетях

[4] Унифицированные коммуникации (Unified Communications, UC) – интеграция сервисов реального времени, таких как: мгновенные сообщения (чат), информация о присутствии (presence), телефония, видеоконференция, совместная работа над документами, управление вызовами и распознаванием речи с унифицированными почтовыми системами (голосовая почта, электронная почта, SMS и факс).
Унифицированные коммуникации, как правило, представляют собой набор продуктов, которые обеспечивают потребителя единым интерфейсом и возможностью доступа к услугам на различных устройствах.

 

 

Беседовали

Максим Алексеенко,

Максим Курбатов

 

СПРАВКА
Ричард ван Вагенинген

Генеральный директор Orange Business Services в России и СНГ.
• Окончил Политехнический университет Гронингена (Нидерланды), Университет Северной Каролины (США).
• Начал свою карьеру в российском подразделении AT&T, позднее занимал руководящие должности в Lucent Technologies в различных странах мира – Саудовской Аравии, Португалии, Нидерландах.
• В 2005 году вернулся в РФ, чтобы возглавить British Telecom Россия.
• С 2010 года руководил Linxdatacenter в России.
• В сентябре 2013 года решением cовета директоров был назначен на должность генерального директора Orange Business Services в России и СНГ.
• Постоянно живет в РФ с 2005 года и хорошо владеет русским языком.


Комментарии


Наши координаты:

Москва, ул. Дербеневская, д. 20, стр. 24
Тел: /495/ 223-48-38

DMGBCAGIHCGFGGDNCCGNGBGJGMHEGPDKGNGBGJGMEAHCHDHAGFGDHEHCCOGDGPGNCCDOGNGBGJGMEAHCHDHAGFGDHEHCCOGDGPGNDMCPGBDOO

© АНО "Радиочастотный спектр" при поддержке Роскомнадзора
2012-2015

Website design by Arni Media Website design by Arni Media

×