Итоги пятой пятилетки Рунета

Эксперты назвали главные достижения и негативные тенденции в российском сегменте интернета

В честь 25-летия Рунета RSpectr провел опрос игроков интернет-индустрии. Подвели итоги работы отрасли и представили прогнозы развития:

  • Андрей Бусаргин, руководитель департамента инновационной защиты бренда и интеллектуальной собственности Group-IB;
  • Герман Клименко, председатель совета Фонда развития цифровой экономики;
  • Артем Козлюк, руководитель общественной организации «РосКомСвобода»;
  • Леонид Левин, председатель Комитета Государственной думы по информационной политике, информационным технологиям и связи;
  • Алексей Лукацкий, эксперт по кибербезопасности.


РАДОСТЬ К НАМ ПРИХОДИТ. САМОЕ ПОЗИТИВНОЕ, ЧТО СЛУЧИЛОСЬ В РУНЕТЕ

А. Бусаргин: Для меня, как, наверное, и для всех, кто вовлечен в борьбу с пиратством в интернете, самое позитивное, что за последние годы случилось в Рунете, – это принятие антипиратских законов. Они создали мощную законодательную базу для борьбы с онлайн-пиратством в виде «вечной» блокировки пиратских веб-сайтов и их «зеркал». Еще один титанический позитивный сдвиг – подписание в ноябре 2018-го антипиратского меморандума с участием «Яндекса», Mail.Ru, Rambler, «Первый канал», ВГТРК, «СТС Медиа» и других. Его суть в том, что правообладатели создадут реестр с указанием страниц сайтов с пиратским аудио- и видеоконтентом, а администраторы интернет-ресурсов должны ежедневно обращаться к этому реестру и в течение шести часов удалять из поисковой выдачи ссылки на пиратские сайты. Так победим!

Г. Клименко: Рунет оформился как полноценная индустрия. Фраза «Цифровая экономика» лидирует по частоте употребления среди чиновников. По сути официально признано, что наша индустрия является трендсеттером российской экономики.

А. Козлюк: Самое позитивное время для Рунета – это период с конца 90-х и до 2012 года. Тогда появлялись и активно развивались отечественные сервисы, которые потом переросли в крупные даже по мировым меркам интернет-компании, такие как «Яндекс» и «ВКонтакте». В то время шло становление рынка интернет-провайдинга на принципах саморегуляции и создание огромной и быстрой сетевой инфраструктуры с недорогим доступом в Сеть для пользователей. Все происходило с минимальным вмешательством государства – и именно поэтому смогло произойти.

Л. Левин: Экосистема продуктов «Яндекс», которая не только успешно конкурирует с иностранными сервисами, но и продолжает активно развиваться и экспериментировать с новыми направлениями.

А. Лукацкий: Рунет еще работает. Его не сломили хакеры, не вывели из строя DDoS-атаки, его работу не нарушили регуляторы. И это самое позитивное.


КАКАЯ БОЛЬ! САМОЕ ГРУСТНОЕ СОБЫТИЕ В РУНЕТЕ

А. Бусаргин: Ужесточение законодательства имеет и оборотную сторону: из-за «вечных» блокировок доменов ушли в тень самые известные пиратские сайты, которые ранее сотрудничали с правообладателями. Раньше некоторые пираты сами удаляли контент по просьбе правообладателей (шли на сотрудничество), потому что боялись, что их заблокируют в России. После вступления в силу антипиратских законов этот «кнут» перестал действовать: пиратские сайты заблокировали в РФ, но они все еще работают для тех, кто пользуется разными способами обходами блокировок. Так что мотив сотрудничать с правообладателями у них исчез.

Г. Клименко: Про людей. Уход Ильи Сегаловича и Антона Носика.

А. Козлюк: Приход государства в регуляцию интернета в 2012 году. С тех пор появились десятки законов, которые и по сей день расширяют пространство онлайн-цензуры и слежки за пользователями, обременяют IT-бизнес, интернет-сервисы и онлайн-медиа все новыми и новыми запретами, штрафами, ограничениями. А теперь мы уже видим, как государство от контроля за контентом переходит к попыткам контроля над инфраструктурой Рунета. Законопроект о суверенизации неминуемо будет принят и начнет свое негативное влияние и на многих игроков интернет-рынка, и на самих пользователей.

Л. Левин: Атаки вирусов-шифровальщиков 2016–2018 годов. Мало кто это знает, но больше всего от них пострадал малый и средний бизнес, поскольку злоумышленники сделали целью файлы известной бухгалтерской программы, которой пользуется большинство российских компаний.

А. Лукацкий: Регулирование Рунета – это боль. Все, что пытаются с ним сделать, – это самое грустное событие, с которым сталкивался Рунет. Даже хакеры не наносят ему столько боли, сколько регуляторы своими попытками сделать его чище и лучше.


НЕОЖИДАННЫЙ ПОВОРОТ. СОБЫТИЯ ИЛИ ТЕНДЕНЦИИ, КОТОРЫЕ БЫЛО ТРУДНО ПРЕДУГАДАТЬ

А. Бусаргин: Борьба с киберугрозами – это работа на опережение. Не могу сказать, что это стало полной неожиданностью, но то, что топовыми спонсорами пиратских ресурсов стали нелегальные онлайн-казино и букмекерские конторы, для многих стало неожиданным поворотом.

Г. Клименко: Государство настолько плотно увлеклось цифровой экономикой, что забыло игроков рынка, которые ее создавали. С одной стороны, ничего нового: награждают непричастных, наказывают невиновных. Но вопрос, смогут ли руководители старой экономики вести нас в светлое цифровое будущее, является достаточно спорным.

А. Козлюк: Если оглянуться назад, лет на восемь, то, конечно, никто не думал, что уже так скоро мы будем стоять на пороге цифровой антиутопии. В Рунете был драйв и свобода. Но как только приняли первый закон по интернет-регуляции, ситуация стала прогнозироваться достаточно хорошо, и мы еще в те годы практически предсказали появление всех текущих направлений по регулированию Сети. Заданный негативный тренд для нас был очевиден, мы понимали к чему это может привести. И, к сожалению, привело. И это еще не конец печальной истории.

Л. Левин: Взрывной рост социальных сетей. Попытки сделать аналогичные сайты предпринимались и ранее, а обмен мгновенными сообщениями был реализован еще в конце 90-х в популярной тогда программе ICQ. Однако до 2007-2009 года было сложно представить, что фокус коммуникаций пользователей сместится в сторону социальных платформ, которые сегодня по праву называются «новыми медиа» и являются основным средством доставки новостной информации.

А. Лукацкий: К счастью, в Рунете сложно произойти чему-то непредвиденному. Действия регуляторов хоть и отрицательно сказываются на Рунете, но предсказуемы. Хакеры тоже действуют согласно предопределенным законам. Пользователи не отличаются случайным поведением. И в этой предсказуемости вся радость того, что Рунет еще работает.


САМ СЕБЕ РЕГУЛЯТОР. САМАЯ ГЛАВНАЯ ПРОБЛЕМА В РУНЕТЕ. КАК БЫ ВЫ ЕЕ РЕШИЛИ В ТЕКУЩЕЙ СИТУАЦИИ?

А. Бусаргин: Рунет – неотъемлемая часть глобальной сети. Поэтому рассинхронизация законодательств разных стран, низкая кооперация правоохранительных органов и регуляторов зачастую снижают эффективность борьбы с киберпреступностью. Вероятно, настало время вводить индустриальные стандарты, регулирующие процесс блокировок, расследований или предотвращения преступлений, независимо от того, где находится злоумышленник, хостинг сайта или регистратор доменного имени.

Г. Клименко: Мы находимся на развилке. Можно, наверное, обозначить это дихотомией «Эрнст – Дудь». СМИ с лицензией следуют правилам и проигрывают. Вещание же в YouTube (блогах, социальных сетях) государству не удается урегулировать. Один и тот же персонаж на первом канале поет «цвет настроения синий», а в YouTube-канале зажигает в стиле «я не трогал писю козла». Очевидно, что все информационные каналы должны играть по одним правилам, но пока стратегия принуждения «к миру» у РКН дает сбой. Наверняка рано или поздно государство добьется своей цели, но не будет ли эта победа пирровой?

А. Козлюк: Проблема описана мной в ответе на предыдущий вопрос. Решение – отмена неэффективных по своим заявленным целям, и при этом вредных для отрасли и для общества, законов по интернет-регулированию и переориентация регулирования в область стимулирования развития IT, общественных связей, государственных онлайн-услуг.

Л. Левин: Сегодня, когда интернет и цифровые технологии глубоко пронизывают и объединяют в единое сетевое общество граждан разных стран, становится актуальным создание единой системы правил для поведения пользователей в Сети. Определенные законодательные решения уже реализованы в ряде развитых стран, но также есть государства, где эта область не регулируются достаточно развернуто, что позволяет с их территории безнаказанно совершать действия, запрещенные в других юрисдикциях. Поэтому в международном масштабе востребовано создание организации, которая не только вырабатывала бы приемлемые для всех нормы регулирования, но и контролировала взаимное соблюдение обязательств. Такая организация может быть создана на основе уже существующего Международного союза электросвязи или как абсолютно новый орган при Организации Объединенных Наций.

А. Лукацкий: Самая главная проблема Рунета – регуляторы, которые пытаются сделать его лучше. Но Рунету не нужны регуляторы – он сам прекрасно справляется с тем, что в него заносит. Хорошее и плохое, доброе и злое. Рунет – это равновесная система, и регулирование только мешает, но не Рунету, а пользователям, которые, однако, становятся умнее и квалифицированнее.


ХРУСТАЛЬНЫЙ ШАР. ПРОГНОЗ НА СЛЕДУЮЩУЮ ПЯТИЛЕТКУ

А. Бусаргин: Преступность полностью уйдет в «цифру», в интернет. Она будет еще более быстрой, скрытной и трансграничной. В России сегодня создано быстрое и удобное законодательство для борьбы с пиратством. Нужно только уметь эффективно пользоваться этим инструментом. Следующим шагом, который, как мы полагаем, в ближайшее время сделает государство, станет удар по теневой экономике пиратства, а именно:

  • преследование пиратов за незаконное предпринимательство;
  • блокировка транзакций, связанных с пиратским бизнесом;
  • минимизация партнерских программ, предполагающих сотрудничество с пиратами;
  • фильтрация сайтов-партнеров со стороны рекламных сетей;
  • вытеснение прямых рекламодателей с рынка («Вулкан» и другие казино).

Г. Клименко: При сохранении общей политики управления интернетом наши ресурсы потеряют лидирующие позиции.

А. Козлюк: Инвестиционный климат в развитии IT в РФ, к сожалению, сейчас низок из-за непрогнозируемого госрегулирования этой сферы. Есть риски стагнации и монополизации под госконтролем. Многие «цифровые бизнесы» еще живы, ряд из них даже неплохо себя чувствует. Но это больше вопреки, чем благодаря. Качественного скачка из-за воздействий сверху, к сожалению, не будет. Пока не поменяется текущий негативный регуляторный тренд или отношение самих IT-компаний к нему: от созерцания и тихого высказывания недовольства «у себя на кухнях» к активному лоббированию своих интересов и интересов своих клиентов – пользователей Рунета. Чем больше у нас будет в IT-компаниях «Дуровых», тем сильнее станет интернет-отрасль в отстаивании своих прав. Тем оптимистичнее будет и сценарий развития этой сферы.

Л. Левин: Дальнейшее развитие сетей передачи данных, переход на протокол IPv6 вместе с продолжающимся трендом на удешевление и миниатюризацию электронных устройств в ближайшем будущем, возможно, приведут к тому, что стиль обмена данными с киберпространством поменяется кардинальным образом. Уже сегодня сенсорные дисплеи применяются чаще традиционных клавиатур, мы пользуемся голосовыми помощниками, а системы взаимодействия пользователя и компьютера дополняются все новыми решениями. Возможно, следующим этапом станет некая более сложная модель, в которой человек будет работать с интернетом одновременно через многие умные устройства, окружающие его и обменивающиеся информацией не только с пользователем, но и друг с другом.

А. Лукацкий: Рунет не будет автономным – никто нас не отключит от Всемирной сети. Регуляторы будут пытаться и дальше управлять потоками информации в Рунете, сохранять все данные на «большой-большой дискете Яровой», внедрять отечественное сетевое оборудование, переводить всех на российскую криптографию. А Рунет будет продолжать существовать. Разве только скорости станут выше, трафик – на порядки больше, а технологии подключения – лучше (надеюсь, что OneWeb и 5G у нас скоро будут доступны).

Изображение: RSpectr, freepik.com


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Интернет-отрасль ждет законодательных перемен
Сергей Плуготаренко (РАЭК): «Мы неустанно повторяем про смену охранительно-запретительной парадигмы регулирования Рунета на стимулирующе-мотивационную»