/ Регулирование

Почему буксует «Цифровая экономика»?

Эксперты о том, что нужно для более активного внедрения digital-решений

Уровень исполнения бюджета национальной программы «Цифровая экономика» (ЦЭ) за 2019 год составил 73,3 процента. Представители рынка рассказали RSpectr о причинах невысоких темпов ее реализации и необходимых мерах для ускорения развития.


ФИНАНСОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ

Паспорт нацпроекта ЦЭ был опубликован почти год назад. Из документа следовало, что общие расходы программы с 2018 по 2024 год составят 1,634 трлн рублей, из них:

– 1,1 трлн руб. выделяет федеральный бюджет,

– 534 млн руб. придет из негосударственных источников.

Утвержденные траты были скорректированы более чем в два раза в соответствии с первоначальным замыслом.

Тем не менее средства по направлениям ЦЭ в 2019 году так и не были освоены. По информации Счетной палаты (на ноябрь 2019-го) ЦЭ была реализована на 53,6%: это наименьший результат среди внедряемых в РФ нацпроектов.

Данные Счетной палаты – это «бухгалтерский» взгляд на государственные инвестиционные программы

Так считает директор по развитию национальных проектов группы компаний Softline Андрей Шолохов. Он объяснил RSpectr, что нацпроекты ценны тем, что определяют конкретные цели и результаты, которые нужно достичь ответственным органам власти (ФОИВ). Но информации по аудиту реализации таких задач в открытых источниках нет, констатировал эксперт.

Андрей Шолохов, Softline:

– Утверждать, что по ЦЭ наихудший результат исполнения бюджета, напрямую сравнивая проценты от разных абсолютных значений бюджетных планов на 2019 год, не совсем корректно – ее бюджет далеко не самый большой среди тех нацппроектов, которые исполнены менее чем на 85 процентов.

ЦЭ состоит из достаточно крупных и амбициозных задач в разных технологических областях: информационная инфраструктура, цифровые технологии, информационная безопасность и др. По каждому блоку соответствие фактических результатов плановым показателям может существенно различаться, сказал RSpectr руководитель направления внедрения и поддержки корпоративных решений «Шаресофт» Константин Замков.

«Гораздо хуже, если бы любой ценой, но средства освоили», – заметил в разговоре с RSpectr директор центра IT-исследований и экспертизы РАНХиГС Михаил Брауде-Золотарев.

По итогам 2019 года данные изменились: ЦЭ по расходованию ресурсов смогла достичь уровня в 73,3 процента. В Минкомсвязи эту цифру назвали предварительной. Финальные результаты обнародуют в апреле 2020 года, и они будут выше, сообщал экс-пресс-секретарь министерства Евгений Новиков. По его утверждению, «если посчитать стоимость заключенных, но еще не оплаченных в конце 2019 года контрактов, это 92,2% годового бюджета нацпрограммы».

Е. Новиков уточнил, что в числе подписанных в последнюю неделю 2019 года договоров:

– подключение социально значимых объектов к интернету;

– выплата грантов победителям конкурсов проектов в сфере «сквозных» цифровых технологий.

Скорость запуска мероприятий ЦЭ существенно возросла к концу года, подтвердил А. Шолохов. Многие тендеры на консультационные услуги были проведены сразу на 2019 и 2020 годы, что частично гарантирует исполнение бюджета в этом году. Уже в первые дни 2020-го Российский фонд развития информационных технологий запустил конкурсный отбор получателей грантов на реализацию проектов разработки отечественного ПО, отметил активность исполнителей нацпроекта эксперт Softline.


БЕЗ СПЕШКИ НА НОВОМ ЭТАПЕ

Некоторые СМИ предполагали, что отставка главы Минкомсвязи может быть связана с недовольством ходом развития ЦЭ. Однако сам Константин Носков опровергал этот факт. «Ни президент, ни председатель правительства не высказывали мне озабоченности низкими темпами реализации […] Особенность нашей программы в том, что она совершенно новая. Мир меняется, и перед нами ставятся задачи, которые раньше не решал никто», – пояснял экс-министр.

А. Шолохов также назвал задачу построения и развития ЦЭ более амбициозной и новой, чем многие другие, запланированные в рамках нацпроектов. Безусловно, Минкомсвязи потребовалось время, чтобы согласовать и начать исполнение мероприятий, говорит он.

Федеральный проект ЦЭ «Цифровые технологии» был запущен только в середине IV квартала, подтвердил RSpectr руководитель направления стратегического развития ГК «Цифра» Павел Федосов. По его словам, большинство инициатив рассматривалось в последние дни 2019 года в авральном режиме, поскольку было необходимо многое:

– провести утверждение дорожных карт и ряд конкурсных процедур для определения операторов;

– согласовать всю документацию, нормативно-правовые акты, провести конкурсные процедуры;

– осуществить финансирование выбранных проектов.

Такой ускоренный режим может отразиться на результатах, считает руководитель отдела внедрения в органах государственной власти Directum (Ижевск) Константин Лянгузов. Он рассказал RSpectr, что вендорам импортозамещенных систем необходим опыт – как в работе с крупными компаниями, так и в вопросах совместимости продуктов. Заказчикам, в свою очередь, нужно время и финансирование для повышения компетенций по управлению обновленной инфраструктурой.

К. Замков считает ЦЭ самым сложным нацпроектом с точки зрения исполнения. По его мнению, гораздо труднее обеспечить импортозамещение зарубежного ПО, чем, к примеру, заасфальтировать дороги или выделить субсидии для субъектов малого предпринимательства.

Константин Замков, «Шаресофт»:

– При исполнении задач ЦЭ важно не гнаться за цифрами и принуждать компании выбирать отечественных производителей, а в первую очередь обеспечить и поддержать создание качественного российского ПО, которое сможет на рыночных условиях успешно конкурировать с зарубежными аналогами. Решение таких задач требует времени и большой технологической экспертизы.


ОБРАЗЕЦ ОРГАНИЗАЦИИ – ГОСУСЛУГИ

Достижение ЦЭ отметки в 73,3% по итогам 2019 года – не такой плохой результат с учетом того, что имело место большое количество процессуальных и организационных изменений для реализации нацпроекта, так считает П. Федосов.

Павел Федосов, ГК «Цифра»:

– Одна из главных причин отставания ЦЭ – это сложная структура управления, которая включает в себя не менее восьми уровней. Она претерпевала изменения в 2019 году, а каждое из них – это процесс на несколько месяцев.

Директор блока организационного развития и технологий IT-компании ОТР («Организационно-технологические решения») Алексей Кулешов подтвердил RSpectr, что у ЦЭ слишком запутанная система управления с большим количеством дублирования и отсутствием четкого и понятного разделения ролей. Это связано с разнонаправленными политическими амбициями сильных игроков из числа ФОИВ, зампредов и госкорпораций, считает эксперт.

В частности, нацпрограммой занимаются несколько центров:

  • проектный офис ЦЭ в Аналитическом центре при правительстве;
  • Правительственная комиссия по ЦЭ;
  • АНО «Цифровая Экономика»;
  • проектные офисы по направлениям ЦЭ, организованные в опорных исполнителях по направлениям (Сбербанк, «Ростелеком», Ростех, Росатом, Сколково и т. д.);
  • ФОИВы и их инициативные группы по тем или иным IT-проектам, которые они запускают под брендом ЦЭ.

А. Кулешов считает, что Минкомсвязь «слабо координирует управление этим "компотом"». Он также отмечает, что сегодня 

ЦЭ стала удобным «брендом», под который можно подводить любые инициативы в области IT

По словам эксперта, у нацпрограммы и связанных с ней проектов – нечеткий план.

Алексей Кулешов, ОТР:

– Фактически планы по ЦЭ, которые рождались экспертными советами по направлениям, согласовывались и второпях сводились в АНО ЦЭ, отражают лоббистские интересы крупного бизнеса в реализации коммерчески «вкусных» проектов, но слабо связаны с целями программы.

Отвечая на вопрос RSpectr, какой должна быть политика по реализации нацпрограммы, А. Кулешов приводит в пример успешно осуществленный переход госструктур на электронное взаимодействие, а граждан – на госуслуги. По его словам, при этом были поставлены четкие цели и сроки для каждого ведомства, правильно распределены роли и функции, соблюдался жесткий контроль.


ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР ТОРМОЗИТ РАЗВИТИЕ

Одной из неявных, но очень серьезных причин пробуксовки ЦЭ стало то, что огромная масса чиновников противится решению задачи технологической независимости, рассказал RSpectr генеральный директор компании «ИВК» Григорий Сизоненко.

Григорий Сизоненко, «ИВК»:

– Тридцать лет жизни в «технологической колонии», в которую была превращена Россия в перестроечные годы, кардинально изменили самооценку людей и восприятие окружающей действительности. Многие искренне не верят в способность своих соотечественников создавать технологии мирового уровня, поэтому всячески саботируют переход на российские программные продукты. К сожалению, таких людей немало во властных структурах. Они рассматривают импортозамещение как недолговечную кампанию и надеются «пересидеть» ее, всячески стараясь отсрочить начало перемен [...] Демонстрируя свой скептицизм, они выступают в роли невольных «агентов влияния», провоцируя отставание реализации госпрограммы ЦЭ от намеченных планов.

Цифровизацию не всегда приветствуют и в бизнесе, где привыкли считать деньги, отметил для RSpectr генеральный директор IT-компании «Рексофт» Александр Егоров.

Александр Егоров, «Рексофт»:

– Если вы придете в финансовый отдел какой-либо компании и предложите улучшить его работу, то вам, скорее всего, укажут нам дверь со словами: «Ничего не нужно. У нас и так все работает». Более того, 

из 10 компаний, заинтересованных в цифровизации, лишь одна реально решается на старт проекта

Люди, оценив ситуацию и посмотрев, что даст им внедрение инноваций, понимают, что не готовы вкладывать в это несколько миллионов долларов. Если есть система, которая работаем с 2007 года, пусть и с заплатками, то зачем что-то менять?

На уровень исполнения бюджета ЦЭ повлиял тот факт, что получатели государственных субсидий – это сектор экономики, который сам привык хорошо зарабатывать на айтишном рынке. Так считает первый заместитель руководителя департамента экономической теории Финансового университета Сергей Толкачев.

Сергей Толкачев, Финансовый университет:

– Это та самая новая экономика, которая хорошо произрастает и без государства. Они знают свои рынки, включая зарубежные, и им госпомощь не особо нужна.

Директор департамента корпоративных информационных систем ALP Group Светлана Гацакова в беседе с RSpectr обозначила несколько проблем в ЦЭ, связанных с человеческим фактором.

1. Люди, принимающие ключевые решения и запускающие инновационные технологии на предприятиях, часто обладают гуманитарным мышлением, а значит, далеки от «цифры».

Светлана Гацакова, ALP Group:

– Они не имеют того уровня цифровой грамотности, который необходим для реализации крупных проектов, когда работа всей организации глубоко перестраивается на основе системного применения информационных технологий. В свою очередь, IT-специалисты плохо понимают бизнес. Получается, что верхи не могут увидеть перспективу и правильно поставить задачу, а низы тонут в технических деталях, упуская из вида главное.

2. Боязнь использовать новые технологии, нежелание экспериментировать из-за страха потерять бюджеты и не получить результат.

Александр Егоров, «Рексофт»:

– Инертность, страх перед изменениями и переходом на новую бизнес-модель – одна из причин, по которым инициативы по цифровой трансформации не взлетают. У топ-менеджмента или руководителя ведомства нет понимания, как правильно провести изменения в жизнь, не нарушив текущие процессы. Например, крупная организация хочет быстрых результатов от проектов по взаимодействию с клиентами, все говорят про Agile* и прочее, но на практике все согласования по запуску проекта, по изменению внутренних процессов, необходимых для старта, идут по старым канонам.


ПРИОРИТЕТЫ НА БУДУЩЕЕ

Если бы нацпроект ЦЭ был больше развернут в сторону промышленности, то и запросов на госсубсидии было бы гораздо больше, уверен С. Толкачев. Это косвенно доказывает сумасшедший успех Фонда развития промышленности, который сегодня не успевает разгребать заявки на инвестиционные проекты, говорит он.

Эксперты рынка считают необходимым усилить профессиональную подготовку для IT-специалистов для ЦЭ.

Светлана Гацакова, ALP Group:

– Проблеме нехватки кадров не один год, но существенного прогресса не видно. А для реализации программы ЦЭ нужно огромное количество квалифицированных сотрудников, которые хорошо понимают как бизнес, так и IT. Причем IT-специалисты должны уже иметь собственный опыт применения инновационных технологий и отличать действительно полезное от маркетинга и моды.

«Направление по обучению не двигается на местах. Мы как вендор ощущаем нехватку кадров у заказчиков на проектах внедрения. Из-за отсутствия специалистов, глубоко знающих импортозамещенные продукты, возникают проблемы с сопровождением таких систем и решений», – сообщил К. Лянгузов.


 Александр Егоров, «Рексофт»:

– Цифровая трансформация не работает в привычной парадигме: техническое задание, фаза аналитики, проект, согласование и т. п. Для проведения этого процесса нужны люди, которые глубоко разбираются в специфике деятельности компании, в том, куда движется рынок, изменениях законодательства; понимающие, как трансформировать бизнес с помощью доступных на рынке технологий. А главное, это должны быть сотрудники, готовые поддерживать этот процесс на ежедневной основе. Таких универсальных людей крайне мало.

Константин Лянгузов, Directum:

– Нормативное регулирование – еще одна точка роста для ЦЭ. Например, за последние годы возрос интерес к долговременным электронным архивам. При наличии нужных НПА можно было бы полностью отказаться от бумаги и интегрировать информационные системы (ИС) и ведомственные архивы с государственным хранилищем. Пока этого не произошло, дублирование информации на бумажных носителях остается, а проекты развития региональных ИС тормозятся.

Это актуально и для делопроизводства, регламенты которого были разработаны для бумажного документооборота. Поэтому отказаться от двойной регистрации бумаг, пересылаемых между ведомствами, работающих в одной системе, не решается практически ни один регион.

По словам С. Гацаковой, государство могло бы значительно ускорить процесс развития ЦЭ, если бы создавало среду проектов цифровой трансформации для отдельных организаций. Решить такую задачу, по мнению эксперта, могут и должны люди, уже хорошо разбирающиеся в практической цифровизации. В связи с этим назначение главы ФНС на должность председателя правительства произошло вовремя и значительно улучшит ситуацию в нацпроекте ЦЭ.

*Agile software development – гибкая методология разработки программного обеспечения.

Изображение: RSpectr, Freepik.com

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Как «умнеет» производство в России?
Условия для массового распространения решений промышленного интернета вещей