Криптовалюта в законе

Как регулируют рынок виртуальных денег в разных странах


Евросоюз планирует создать нормативную базу для оборота криптоактивов. Начали формировать регуляторные документы для цифровых денег и в Швейцарии, Украине, Китае. В России бизнес надеется на смягчение требований к обороту криптоактивов для успешного развития.


ОСЕННЕЕ УСКОРЕНИЕ

В сентябре Еврокомиссия активно занялась правовой базой криптоиндустрии, чтобы ускорить процедуру трансграничных платежей и сделать их дешевле за счет технологии блокчейн и криптоактивов. По оценкам комиссии, пандемия выявила актуальность безналичных переводов.

Одновременно с Евросоюзом Швейцария внесла поправки в свое законодательство. Изменения могут открыть двери не только для децентрализованного финансирования, но и для создания цифровых акций компаний и ряда других торгуемых активов. Ожидается, что закон вступит в силу в начале 2021 года. «Со следующего года у нас будет одна из самых передовых нормативно-правовых баз в мире», – сказал президент швейцарской федерации блокчейна Хайнц Тэннлер.

В сентябре в Верховную Раду Украины был внесен доработанный проект закона «О виртуальных активах», регулирующий работу с криптовалютой. Если документ примут, то в стране можно будет открывать и использовать счет в банках для проведения операций с виртуальными активами. При этом статус криптоактивов определен как «нематериальное благо», а не как средство платежа.

В Индии, наоборот, планируют запретить торговлю криптовалютами. Соответствующий документ находится на рассмотрении совета министров.

«Большинство стран с высокоразвитой экономикой признают новую реальность – интегрируют блокчейн-технологии и криптовалютный рынок в экономику и разрабатывают нормативно-правовую базу для их оборота», – сообщил RSpectr исполнительный директор Российской ассоциации криптоиндустрии и блокчейна (РАКИБ) Александр Бражников.


РЕГУЛИРОВАНИЕ КРИПТОАКТИВОВ В ЕВРОСОЮЗЕ

В сентябре в СМИ попала предварительная версия законопроекта о рынке криптовалютных активов для стран ЕС. Подлинность документа подтвердил на своем сайте немецкий политик и член Европарламента Свен Гиголд. «К 2024 году ЕС должен создать комплексную структуру, позволяющую использовать технологию распределенного реестра (DLT) и криптоактивы в финансовом секторе. Закон также должен учитывать риски», – говорится в документе.

Еще в 2016 году Европарламент не видел необходимости в регулировании криптовалют. Тогда комитет по экономическим и монетарным вопросам выпустил отчет, предложив ограничиться созданием общеевропейской оперативной рабочей группы по цифровым деньгам. Ее цель – мониторинг и регулирование инноваций в сфере криптоактивов в государствах ЕС.

В 2017 году комитет опубликовал законопроект по регулированию цифровых валют, согласно которому криптоактивы не должны быть анонимными. Документ позволял создавать базы данных, в которых адреса криптокошельков будут связаны с определенными идентификаторами личности. Сильные колебания стоимости виртуальных денег создавали риски для граждан и грозили росту мошеннических сделок.

С 2013 года стоимость биткоина поднялась от 100 до 19 000 долларов. В 2018 году наступила так называемая «криптозима» – полная остановка роста цены. Тем не менее за два года она не упала ниже 4-5 тыс. долларов за биткоин. После пандемии рост возобновился, достигнув 11 тыс. долларов за главную криптомонету.

В декабре 2018 года члены Европарламента выпустили резолюцию «Блокчейн: перспективная торговая политика», призывающую ускорить интеграцию блокчейна в сферу торговли между странами ЕС. Новая технология повысит уровень прозрачности цепей поставок и эффективность торговых операций, улучшит безопасность данных. А также снизит затраты, коррупцию и уклонение от налогов. Ключевыми проблемами при реализации всех этих направлений остаются вопросы кибербезопасности.

В 2018 году Европейский центральный банк сформулировал, а Европарламент утвердил ряд уточнений к определению «виртуальная валюта»:

  • не квалифицируются как валюты, с точки зрения ЕС;
  • рассматриваются как средство обмена, а не как средство платежа;
  • в некоторых случаях используются для иных целей, кроме платежей.

В 2019 году министр финансов Франции Брюно Ле Мэр предложил создать цифровую валюту ЕС. Об этом он заявил на встрече министров экономики и финансов ЕС в Хельсинки. По словам Ле Мэра, это позволит снизить стоимость международных транзакций и повысить их скорость как внутри ЕС, так и за его пределами.


ЗАРЕГУЛИРОВАННАЯ КРИПТОИНДУСТРИЯ США

Соединенные Штаты славятся прогрессивным подходом к внедрению финансовых инструментов, но регуляторы по-разному относятся к криптовалюте.

  • FinCEN (подразделение по борьбе с финансовыми преступлениями в составе министерства финансов США) еще в 2013 году обнародовал позицию – криптовалюты должны приравниваться к обычным деньгам и аналогично регулироваться. Все криптобиржи и обменники обязаны зарегистрироваться как поставщики финансовых услуг.
  • SEC (Комиссия по ценным бумагам и биржам США, занимается регулированием в сфере цифровых активов, имеющих признаки ценных бумаг) причисляет криптовалюту к рангу активов. Это гораздо ближе по статусу к акциям и другим ценным бумагам, нежели к традиционным деньгам. Поэтому на законодательном уровне регулирование осуществляется по подобию других фондовых активов.
  • CFTC (Комиссия по торговле товарными фьючерсами, работает с биржевыми товарами и различными криптодеривативами) классифицирует криптовалюты как товар. Организация лояльно относится к виртуальным деньгам.
  • Минфин США по-прежнему негативно отзывается о цифровых валютах, считая их инструментом для отмывания денег преступниками.

Соединенные Штаты являются лидерами по обналичиванию криптовалюты. В стране расположено 7,6 тыс. биткоин-банкоматов (BTM)

По данным норвежской финансовой компании AksjeBloggen, в сентябре 2020 года общее количество BTM в мире достигло 9,7 тыс., что на 167% больше, чем в прошлом году.

В США помимо федеральной действует более 50 юрисдикций – каждый штат выпускает свой закон. Это усложняет жизнь компаниям, желающим использовать в сделках криптоактивы. Впрочем, местные правовые акты нечасто идут вразрез с федеральными.

Например, в 2014 году налоговая служба США (IRS) выпустила уведомление (Notice 2014-21), в котором указаны комиссии и сборы, применяемые при использовании криптовалют для всех штатов. До конца 2017 года все сделки с участием виртуальной валюты производились на основе этого документа.

В 2018 году начал действовать обновленный закон, подписанный президентом США Дональдом Трампом. В нем указано, что все криптовалютные сделки по продаже, покупке, начислению зарплат подпадают под систему государственных сборов согласно правилам расчета налога.

«В США не пытаются запретить криптовалюту, а стараются загнать ее в привычные регуляторные рамки. Но не все их решения стоит перенимать, – отмечает в разговоре с RSpectr представитель биржи Garantex Татьяна Максименко. – Например, налогообложение пока работает криво. Пока в Евросоюзе одно из самых дружелюбных отношений к крипте».

В июле 2020 года CFTC заявила, что будет разработано целостное регулирование рынка криптовалют до 2024 года. Ведомство работает с биржевыми товарами и различными криптодеривативами. Комиссия опубликовала программу на ближайшие четыре года, в которой отдается приоритет цифровым активам. В ней отмечается, что биржи, специализирующиеся на фьючерсах цифровых активов, также попадают под надзор ведомства.


НЕПАХАНОЕ ПРАВОВОЕ ПОЛЕ В РОССИИ

Долгое время российские чиновники держали паузу в вопросе регулирования виртуальных денег. При этом в правительстве с 2017 года звучали предложения внедрять блокчейн-технологию в госструктуры.

В то время как ряд министерств и президент РФ поддерживают развитие новых цифровых инструментов, Минфин занимает с 2015 года радикальную позицию, считая криптоактивы угрозой для экономики.

В 2018 году первый вице-премьер Игорь Шувалов заявил, что регулирование технологии блокчейн и криптовалют пропишут в нормативных актах министерств. То есть внесут поправки, без формирования отдельного законодательства о новых цифровых инструментах.

В марте 2018 года на рассмотрение в Госдуму внесли законопроект «О цифровых финансовых активах», который был принят и подписан президентом РФ только в июле 2020 года, претерпев ряд изменений.

Документ дал определение криптовалюты, но запретил ее использование в России для оплаты товаров и услуг

Согласно закону, криптовалюта определена как цифровой код, который используется в качестве сбережений и инвестиций.

Новые правила вступят в силу 1 января 2021 года. Бизнес рассчитывает на внесение смягчающих поправок.

Вместе с тем в конце августа этого года ассоциация РАКИБ опубликовала межведомственное письмо Минфина, в котором предлагается полностью запретить любые операции с криптовалютой на территории России. По мнению экспертов, такой подход подорвет растущий рынок.

Александр Бражников, РАКИБ:

– Все предприниматели, занимающиеся блокчейном или криптовалютами, немедленно выведут свой бизнес из страны в другие юрисдикции. По сути, речь идет о прекращении деятельности в РФ целой индустрии с миллиардными оборотами и десятками тысяч рабочих мест.

По мнению Т. Максименко, законодательство в России в ближайший год будет только ужесточаться: «Власти очень боятся бегства капитала, а криптовалюты созданы для простых и быстрых трансграничных переводов».

Основатель софтверной компании tehnobit.io Александр Пересичан сообщил RSpectr, что без практики рано делать выводы: «Смягчение или ужесточение может произойти после того, как начнут использовать принятые нормы на практике».

Закон должен быть направлен не на смягчение или ужесточение, а на защиту бизнеса, граждан и работать на развитие экономики, отметил в разговоре с RSpectr соучредитель BitCluster Виталий Борщенко. По его мнению, нужно сепарировать потоки и идентифицировать добросовестных игроков.

Руководитель направления Industry X Accenture в России Антон Епишев считает, что законодательство смягчат: «Это логичный процесс: сначала регуляторы стараются ввести разного рода ограничения, чтобы сохранить контроль и обезопасить инвесторов. Затем ограничения начинают постепенно уменьшать».

Доля России на мировом рынке криптоактивов:

  • международный оборот криптовалют – 100 млрд долларов в сутки;
  • на русскоязычные проекты приходится 10-20 млрд долларов в сутки;
  • количество пользователей криптокошельков в мире – 45 млн аккаунтов;
  • доля российских кошельков – 3-5 млн аккаунтов.

Источник: РАКИБ

В РАКИБ сообщили RSpectr, что ведутся переговоры с Минфином и есть положительные моменты в вопросах регулирования.

Ассоциация предлагает правительству создать прозрачные условия для участников рынка:

  • разрешить легальный выпуск и оборот криптовалюты, иных цифровых активов;
  • сформировать взвешенный механизм налогообложения сделок с криптовалютой, майнингом и иными операциями;
  • признать законными сделки, связанные с приобретением криптовалют и иных цифровых активов в иностранных легальных юрисдикциях.

Россия в своей регуляторной тональности схожа с Китаем, где есть ограничения для криптоактивов. Но наш восточный сосед продвинулся намного дальше России в легализации виртуальных денег.


ЦИФРОВАЯ СТЕНА ПОДНЕБЕСНОЙ

Осенью 2013 года, когда курс биткоина превысил 1 000 долларов, правительство Китая запретило всем финансовым учреждениям операции с криптовалютой. Неконтролируемый рост виртуальных активов встревожил власти. В 2014 году Народный банк Китая выпустил циркуляр о закрытии счетов и запрете деятельности криптобирж.

С октября 2017 года в стране стало действовать первое правовое регулирование криптоактивов. Соответствующие положения были прописаны в «Общих принципах гражданского права Китайской Народной Республики», где криптовалютам дали определение – «виртуальная собственность». Также вступил в силу запрет на проведение ICO (Initial Coin Offering) – первичный выпуск коинов по аналогии с IPO. Правительство увидело риски выведения больших денежных потоков из страны.

С января 2020 года в Китае вступил в силе закон о криптографии, который регулирует выпуск и оборот криптоактивов. Эксперты предполагают, что требования связаны с готовящимся запуском национальной криптовалюты – DCEP.

Как и Евросоюз, Китай боится доминирования криптоактивов над традиционной национальной валютой, поэтому стремится выпустить свою цифровую монету

В июле этого года Народный банк Китая заключил партнерство с более чем 20 компаниями для испытаний в реальных условиях платежной системы на основе цифрового юаня DCEP.

«Инициативы по блокчейну получают в Китае огромную поддержку. Как финансовую, так и административную», – говорит Т. Максименко.

А. Бражников также отмечает успехи восточного соседа России: «Цифровая валюта ЦБ Китая проходит тестирование в трех провинциях и четырех крупных городах такими корпорациями, как Starbucks и McDonald’s. Крупные китайские компании активно инвестируют в блокчейн. В итоге страна имеет 224 проекта и сумму инвестиций в 70 млрд долларов».

Также в Китае сформирован Национальный блокчейн-комитет в партнерстве с Huawei и Tencent, определяющий стандарты индустрии стране.

Топ-4 криптовалют по капитализации в 2019 году, млрд долларов:

1. Bitcoin – 130,88
2. Ethereum – 15,76
3. Ripple – 9,62
4. Tether – 4,13

Изображение: RSpectr, Freepik.com


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Когда криптовалюта выйдет из серой зоны?
Госдума перенесла рассмотрение во втором чтении законопроекта о регулировании цифровых финансовых активов