Право на легальное

Как прекратить массовое распространение контрафактного контента, а не удалять его точечно

Для медиаплощадок пора изменить условия иммунитета от ответственности за размещение пиратской продукции, считает генеральный директор Ассоциации по защите авторских прав в интернете (АЗАПИ) МАКСИМ РЯБЫКО. Он также рассказал читателям RSpectr о долгих сроках рассмотрения исков о блокировке контента в судах, об ожидании книжной отрасли возможности внесудебного механизма защиты авторских прав, затягивании споров магазинами приложений и многом другом.


МОНЕТИЗАЦИЯ НА ПИРАТСКОМ

Год за годом в соцмедиа на различных ресурсах с пользовательским контентом (User-generated content, UGC) находятся десятки тысяч контрафактных экземпляров. Материалы, размещенные с нарушением интеллектуальных прав, дублируются. В результате ценность уникальной информации в глазах потребителя падает из-за постоянного наличия в Сети бесплатной альтернативы.

Правообладатели физически не успевают удалять контрафактный продукт. Это происходит потому, что информация «перезаливается» под другими ссылками.

Площадки готовы нести затраты на свои службы поддержки, так как это освобождает их от ответственности перед владельцами видеопродукции, электронных книг и т. д. При этом крупные UGC-сервисы осуществляют массовую монетизацию на взаимодействии пользователей с пиратским контентом. Речь идет как о прямом извлечении прибыли, когда перед каждым прослушиванием зритель смотрит рекламу, так и косвенном – в обмен на ее отключение с пользователя взимается «сервисный» сбор. Государственными регуляторами данная проблема замалчивается.

Если мы говорим о контенте на крупных площадках, то почти каждый случай размещения пиратской копии бестселлера причиняет значительный ущерб правообладателю. Например, при средней стоимости видео в 300 рублей 3,5 тыс. просмотров переводят совершенное анонимным пользователем деяние в категорию преступления (нарушение авторских прав в особо крупном размере).

Контрафактного контента с таким количеством просмотров предостаточно на любом большом UGC-сервисе. По формальному признаку весь заработок, в том числе полученный косвенно, считается добытым преступным путем, а смешение его с остальными доходами – их легализацией. Об этом говорится в Конвенции ООН.

К сожалению, даже после удаления противоправного контента UGC-площадками не проводится надлежащих процедур управления конфликтами (compliance), а именно:

– не применяются системы предотвращения и цифровые отпечатки контента;

– часто не блокируются аккаунты пользователей-нарушителей;

– не вводится их обязательная верификация.

Владельцы UGC-сервисов настаивают на том, что такой косвенный доход от нарушений не подлежит изъятию, а его извлечение не может являться основанием для предъявления исков о компенсации.

Кроме того, государство в стремлении поддержать крупные интернет-компании присваивает им статус легальных «значимых ресурсов», несмотря на массовые нарушения. Суды, в свою очередь, по мотивам несоразмерности с последствиями блокировки, не ограничивают доступ к крупным площадкам за повторные нарушения, не взыскивают компенсации. По причине того, что контент удален, а косвенная монетизация не является основанием для имущественных исков.

Схожая проблематика на UGC-ресурсах и по запрещенной информации. Надзорные органы физически не способны работать на предотвращение массового распространения вредного контента, в итоге все сводится лишь к точечному его удалению.

Невмешательство государства, предоставление правовых иммунитетов и преференций, по сравнению с другими нарушителями, по сути, является поощрением текущей тактики UGC-платформ со стороны регулятора.

Обращения правообладателей к государственным органам об изменении условий иммунитета от ответственности, внедрении принудительных механизмов превенции пока игнорируются.


НЕОДНОЗНАЧНЫЕ ДЕЙСТВИЯ МАГАЗИНОВ ПРИЛОЖЕНИЙ

Несмотря на то, что магазины приложений являются посредниками, которые также обязаны оперативно реагировать на нарушения авторских прав, они стараются уйти от ответственности. 

Например, Google Play Store выстраивает претензионную переписку таким образом, чтобы правообладатель добивался устранения нарушения напрямую от разработчика сервиса. Претензии пересылаются ему без каких-либо комментариев, потом приложение настаивает, что инцидент не связан с экосистемой Android, далее просит выслать подтверждения (скриншоты, видеозахваты). В итоге на всю процедуру может уходить от двух недель до двух месяцев.

При этом, несмотря на системный характер нарушений, магазины приложений не спешат наказывать разработчиков и удалять продукт. Данная политика не влияет на сокращение выручки сервисов, и нелегальный контент, таким образом, становится бесплатной точкой притяжения новых пользователей.

Даже если удаление приложений и происходит, то исключаются либо программы с маленьким трафиком, либо под нажимом зарубежных правообладателей, имеющих возможность предъявить юридические претензии магазину. Так случилось с «ВКонтакте» в 2014 году, который был удален за нарушение авторских прав из App Store и Google Play Market.


9 МЕСЯЦЕВ ДЛЯ БЛОКИРОВКИ САЙТА

Оперативные на первый взгляд сроки рассмотрения исков о блокировке контента в Мосгорсуде на практике оказываются серьезным препятствием для эффективной борьбы с пиратами.

В реальности правообладателям потребуется в среднем восемь-девять месяцев, чтобы по решению суда на постоянной основе ограничить доступ к сайту, неоднократно нарушающему авторские права. Другого пути, чтобы ресурс пропал из поисковой выдачи, нет.

Жалобы авторов поступают к нам постоянно. Ежеквартально АЗАПИ подает в Мосгорсуд иски по 100-120 доменам. По данным мониторинга, сегодня около 600 сайтов остаются незаблокированными и систематически нарушают авторские права Незначительный объем нарушений регулярно обнаруживается на 4 тыс. сайтов.

Творческие индустрии уже неоднократно поднимали эту проблему, но государственные органы не спешат оказывать содействие в сокращении сроков рассмотрения таких споров.


ЗЕРКАЛА НЕ ТЕРЯЮТ СВОИХ ПОЗИЦИЙ 

Пока правообладатели активно судятся с площадками, последние активно создают так называемые зеркала. По обращениям АЗАПИ в Минцифру в год блокируется около 400 копий пиратских сайтов. Многие из них появляются на доменах третьего уровня.

Но несмотря на то что Роскомнадзор может включать в Единый реестр запрещенных интернет-ресурсов запись о блокировке формата *.domain.ru, этого не происходит. Многие сайты, даже несмотря на каждодневное ограничение доступа, создают домены третьего уровня, присваивая ежедневно новую букву алфавита.

При этом наличие в реестре записи о домене второго уровня не является препятствием для поисковых систем при индексации копий сайтов-нарушителей и их «выводе» на прежние позиции в Сети.

Компания Google на своем ресурсе appspote.com сосредоточила много зеркал крупных пиратов. Эксперты Минцифры опасаются признавать противоправный статус таких ресурсов, понимая, что их блокировка затронет IP-адреса легальных сайтов.

Такое положение дел регулятор не считает недобросовестным злоупотреблением. Государственные органы по-прежнему рассчитывают на способность отраслей договориться с цифровыми монополистами инструментами саморегулирования.


КНИЖНОМУ РЫНКУ НУЖЕН ВНЕСУДЕБНЫЙ МЕХАНИЗМ ЗАЩИТЫ ПРАВ

В АЗАПИ считают, что невозможность внесудебного удаления пиратских ссылок из поисковой выдачи – это самая вопиющая проблема, которую силами саморегулирования и судебными исками отрасль не может решить с 2011 года.

Вот уже два года книжное сообщество ожидает принятие соответствующего закона. Под предлогом его скорого появления компания «Яндекс» уклоняется от подписания Меморандума, аналогичного тому, на основании которого киноиндустрия во внесудебном порядке удаляет из выдачи пиратские ссылки. При монопольном положении «Яндекса» на рынке поисковой выдачи такое игнорирование требований издателей, на взгляд экспертов АЗАПИ, является дискриминацией, злоупотреблением доминирующим положением с целью искусственного сохранения спроса на закупку у поисковой системы рекламы в борьбе за пользовательский интерес.

Одна из причин добровольного исключения пиратских ссылок из выдачи вполне понятна рынку. Около 30% пиратских ссылок удалено из выдачи «Яндекса» в интересах Kinopoisk («Яндекс» купил интернет-портал «Кинопоиск» в конце 2013 года. – Прим. ред.).

Издатели сегодня физически не способны проходить судебную процедуру блокировки каждой ссылки, несколько сотен тысяч которых являются пиратскими, а именно, от 15 до 30% ссылок по 10 тыс. эксклюзивным позициям.

Компании на книжном рынке считают, что на государственном уровне срочно необходимо:

– изменять правовой ландшафт регулирования;

– предотвращать недобросовестное извлечение выгод цифровыми площадками;

– принудительно внедрять цифровые отпечатки под страхом снятия правого иммунитета за массовое распространение и монетизацию на противоправном контенте любого рода.

Время показало, что саморегулирование в этой сфере также не работает, оно сравнимо с борьбой пчел против меда.


ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ:

Екатерина Кожанова, директор по стратегическим коммуникациям издательской группы «Эксмо-АСТ»:

– Динамика спроса на цифровые книги на легальных платформах высока. По итогам 2019 года емкость рынка цифровых книг приросла на 35% и составила более 6 млрд рублей. Немаловажную роль в этом играют общие усилия бизнеса и государства по борьбе с пиратством. Так, с 2014 года после принятия «антипиратского» закона количество пиратских ссылок сократилось с 95 до 35% в целом по книгам.

Для дальнейшей эффективной работы по борьбе с пиратством, поддержки издателей и национальных авторов необходимо регламентировать возможность внесудебного механизма защиты авторских и (или) смежных прав на электронные и аудиокниги по аналогии с тем, как она закреплена в Меморандуме о сотрудничестве в сфере охраны исключительных прав в эпоху развития цифровых технологий в сфере аудиовизуальных произведений и телерадиовещания. Этот вопрос системно только предстоит решать представителям книжной отрасли и органам законодательной власти для поддержки развития книжного рынка России.

Изображения: RSpectr, Freepik.com

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Литература растет в гаджете
Рынок оцифрованных книг показывает рекордную положительную динамику