Соцсетям закон не писан

Как депутаты ЕС пытаются защитить граждан от онлайн-платформ

Экс-сотрудница Facebook (Meta Platforms) Фрэнсис Хоген продолжила свой «крестовый поход» против компании на полях Европарламента после разоблачительных выступлений в США. Депутаты ЕС выслушали от нее рекомендации по формированию закона о цифровых услугах (Digital Services Act, DSA) для защиты пользователей от манипуляций. Неожиданной стала поддержка Ф.Хоган таких опасных инструментов, как таргетированная реклама. Европарламент разбирался, где заканчивается забота о гражданах и начинаются интересы бизнеса.


ТАЙНЫ «ФЕЙСБУЧНОГО» ДВОРА

В ноябре члены Европарламента планировали проголосовать за продвижение Закона о цифровых услугах (Digital Services Act, DSA). Этот документ должен ограничить влияние крупных интернет-платформ на пользователей, усилить модерацию контента, а также заставить IT-гигантов быть максимально прозрачными при использовании персональных данных (ПД).

Но депутаты не пришли к единому мнению. В связи с чем было решено выслушать информатора из Facebook Фрэнсис Хоген, которая выступала перед парламентариями три часа, разоблачая IT-компанию. Ранее она возглавляла дочернюю структуру Марка Цукерберга – Civic Integrity, которая боролась с дезинформацией в соцсети, но была закрыта в 2020 году.

Говоря о работе Европарламента по регулированию digital-среды, Ф.Хоген заявила, что

закон о цифровых услугах может стать мировым золотым стандартом, вдохновив другие страны, включая США, следовать новым правилам

Зная «кухню» FB изнутри, экс-сотрудница рассказала, что никто, кроме самого IT-гиганта, не имеет доступа к информации, которую он собирает и использует. По ее словам, компания исключительно искусна в «танцах с данными», поэтому парламентарии не должны принимать наивные законы, требующие банальной передачи сведений о том, что происходит на платформе. «Facebook будет использовать правовые дыры в законах, чтобы предоставлять выборочно информацию по запросам регуляторов и рисовать удобную ему картину», – пояснила она.

Фрэнсис Хоген, экс-менеджер FB:

– Все онлайн-платформы должны раскрывать информацию о том, какие системы безопасности у них есть, на каких языках они работают и какова их производительность. Именно это нужно включить в закон о цифровых услугах.

Что касается профилирования и хранения данных, информатор считает, что не следует позволять платформам использовать сторонние источники информации для обогащения профилей людей в целях таргетированной рекламы, как это делает Facebook. «Соцсеть сотрудничает с финансовыми организациями, выпускающими кредитные карты и другие продукты, что делает их продвижение более прибыльным», – отметила Ф.Хоген.

Facebook должен объяснять любой сбор и обработку данных, передаваемых сторонним организациям, вплоть до деталей запросов, которые он использует для извлечения информации

Для того, чтобы регулирование было эффективным, его нужно сделать многоуровневым и динамичным. Но выработать такую систему контроля можно только через привлечение внешних экспертов, имеющих опыт работы с подобными алгоритмами. При этом она сразу призналась, что таких специалистов крайне мало в мире, поскольку речь идет о тех, кто работал и обучался внутри IT-гигантов. «В мире всего 200-300 человек, которые так же глубоко, как и я осведомлены о работе этих систем», – сообщила Ф.Хоган. Она посоветовала депутатам обратиться к «выпускникам» Facebook или Google, которые внесут экспертизу в законодательный процесс.

Эксперты предполагают, что FB может пойти по следам известного американского нефтяного гиганта. «Скорее всего, повторится история Standard Oil, когда в начале 20-го столетия регуляторы разделили корпорацию на несколько организаций. Кроме того, на соцсеть наложат дополнительные требования по прозрачности алгоритмов рекомендаций и безопасности контента», – прогнозирует в разговоре с RSpectr руководитель отдела продвижения продуктов компании «Код Безопасности» Павел Коростелев.

В свою очередь, Ф.Хоген неоднократно отмечала, что разделение Meta Platforms (входит Facebook, Instagram и WhatsApp), не решит проблем. Ведь дробление нефтяного гиганта все равно позволило семье Рокфеллеров сохранить влияние на компании через различные финансовые инструменты.


ОБРАТНАЯ СТОРОНА КОНТРОЛЯ

Очевидно, что депутатам предстоит принять крайне сложное решение, как с политической точки зрения, так и с технической, поскольку некоторые видят в предстоящих ограничениях – посягательство на свободу. По идее DSA должен выстроить баланс между злоупотреблениями со стороны компаний и правом на самовыражение участников онлайн-платформ.

__________
СПРАВКА
Закон о цифровых услугах – основа всех правовых документов ЕС о соцсетях. Законопроект призван регулировать не только ответственность за нарушение авторских прав на отдельных коммерческих платформах, но и за всю незаконную деятельность пользователей на всех площадках – от Facebook до некоммерческих дискуссионных форумов. Даже если платформы блокируют контент, опираясь на свои общие положения и условия, DSA призван определить основные нормы для этого, чтобы укрепить права пользователей.

Напомним, что до сих пор интернет-площадки в ЕС не несли ответственности за незаконные публикации своих пользователей, если они удаляли их оперативно после того, как стало известно о нарушении. Насколько быстро это происходит, зависит от конкретного случая. По этой причине законодатели в 2020 году отказывались от конкретных сроков удаления. Теперь представители комитета по внутреннему рынку и защите потребителей Европарламента хотят ускорить этот процесс до 24 часов, если контент представляет угрозу общественному порядку.

Консультативный комитет по правовым вопросам хочет предоставить индустрии развлечений право блокировки загрузки на интернет-платформы. Прямая трансляция спортивных или развлекательных мероприятий должна быть заблокирована в течение 30 минут. Но такие периоды удаления могут быть достигнуты только с помощью автоматических фильтров – люди не успеют проверить, оправдан ли запрос на блокировку. Умные же системы имеют высокий процент погрешности, что приводит к блокировке подозрительного, но легального контента, отмечала Ф.Хоган.

Стоит сказать, что позиция информатора из FB вызывала вопросы в ходе выступления, поскольку из ее уст звучали противоречия.

С одной стороны, эксперт выступает за ограничения манипулятивных инструментов Facebook, а с другой считает, что таргетированная реклама должна остаться

Парламентарии, задавая ей вопросы, пытались понять, где заканчивается забота Ф.Хоган о пользователях и начинается защита интересов бизнеса.


ЗАПРЕТИТЬ НЕЛЬЗЯ КОНТРОЛИРОВАТЬ

Когда члены Европарламента уточнили у экс-сотрудницы FB, должны ли регулирующие органы устанавливать ограничения на использование ПД для алгоритмов, она ответила, что достаточно сделать процедуру прозрачной. При этом Ф.Хоган выступила за запрет для Facebook покупать сторонние данные для улучшения своего профиля рекламы.

Депутаты Европарламента настаивают на прямом запрете поведенческой рекламы, которая работает таргетировано и манипулирует пользователям на основе полученной о нем информации

Но Ф.Хоган считает, что люди сами сделают выбор, достаточно регулировать эти инструменты. Также, по ее мнению, нужно контролировать расценки на виды рекламы. «Например, в 5-10 раз сегодня дешевле запускать политическую рекламу, порождающую агрессию и ненависть, чем продвижение обычных товаров. Поэтому парламентарии должны установить фиксированные ставки», – предложила она.

Информатор признала, что можно настроить таргетинг конкретной политической рекламы на аудиторию всего в 100 человек, поэтому нужно бороться с персональными инструментами.

Фрэнсис Хоген, экс-менеджер FB:

– Я почти уверена, что этим злоупотребляют, потому что проводила анализ того, кто чрезмерно подвержен политической рекламе. И все они живут в Вашингтоне. Мы говорим о тысячах показов в месяц для них. Поэтому наличие механизмов, нацеленных на конкретных людей без их ведома, недопустимо.

Но когда парламентарии спросили ее, способны ли дети давать осознанное согласие на обработку их данных платформами для использования в различных целях, включая рекламу, Ф.Хоген заявила, что даже взрослые сегодня не понимают, на что они дают согласие.

«Сейчас абсолютно неясно, как показываются посты для пользователей. Правильно сформулировать нормативные акты для соцсетей могут юристы. Но с помощью законов цифровую отрасль очень тяжело регулировать», – говорит П.Коростелев.

Противоречия Ф.Хоген вызывают вопросы, поскольку ее личный «крестовый поход» против монополии и манипуляции со стороны онлайн-платформ, по факту, направлен на конкретную компанию. Она периодически делает акцент в своих выступлениях, что Facebook имеет существенно меньшую прозрачность, чем другие IT-компании. При этом считает, что нужно оставить бизнесу право на таргетированную рекламу, но прописать рамки в законах. Предложения о регулировании этих алгоритмов разбиваются о ее же доводы про дефицит экспертов для правовой инициативы. Очевидным выгодоприобретателем во всей этой информационной войне становится Google, который также собирает большие объемы данных и зарабатывает на таргетированной рекламе. Возникает вопрос – не будет ли DSA заточен исключительно под борьбу с FB?

«Европарламент действительно может законодательно обязать Facebook стать более прозрачным и усилить контроль за публикациями. Если закон будет принят, вряд ли FB пойдет на его нарушения», – сообщил RSpectr владелец юридической компании по IT-решениям «Катков и партнеры» (КИП), член комитета Торгово-промышленной палаты (ТПП) РФ по предпринимательству в сфере медиакоммуникаций Павел Катков. Эксперт отметил, что соцсеть следит за комментариями пользователей в русскоязычном сегменте, регулярно предупреждает и блокирует отдельные аккаунты и целые сообщества.

Интересно, что Роскомнадзор выявил с 2020 года большее число цензурирования материалов российских СМИ и их официальных аккаунтов именно у Google, а не у компании Meta. На текущий момент зафиксирован 51 подобный инцидент: YouTube (входит в Google) – 24, Facebook – 13, Instagram (входит в Meta) – восемь, Twitter – четыре, Google – один, TikTok – один.

Изображение: RSpectr, Freepik.com

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Алгоритмы раздора
Почему власти ограничивают рекомендательные системы цифровых гигантов