Александр Жаров
Руководитель Роскомнадзора
/ Регулирование

«Служба стала основным федеральным органом власти, ответственным за обеспечение безопасности личности, общества и государства в глобальном информационном пространстве»

2014 год, без сомнения, можно назвать эпохальным, ставшим одной из значительных вех в истории России. Произошло множество знаковых событий, повлиявших как на страну в целом, так и, естественно, на деятельность государственных ведомств. Огромный пласт работы, большая часть которой стала совершенно новой, выполнила Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Функционал Роскомнадзора неуклонно растет и расширяется. Все это требует постоянного совершенствования и выработки новых подходов к решению поставленных задач. О том, каких результатов удалось достичь Службе за прошедший год и предстоит сделать в наступившем, рассказал ее руководитель Александр Жаров.

РС: Александр Александрович, в 2014 году страна поставила рекорд по количеству масштабных событий на единицу времени. Тут и Олимпиада, и Крым… Для Роскомнадзора этот год был таким же насыщенным?

Александр Жаров (А. Ж.): Да, безусловно. Скажу больше. Этот год стал, на мой взгляд, самым сложным и напряженным за всю шестилетнюю историю Роскомнадзора. И не только в связи с перечисленными вами событиями, которые потребовали и от нас дополнительных усилий и ресурсов.

В этом году мы завершили реорганизацию подведомственной радиочастотной службы, объединив все радиочастотные центры в федеральных округах в одну организацию под единым руководством.

Помимо этого, вновь расширили деятельность в интернете. В уходящем году окончательно оформилась новая роль Роскомнадзора в системе информационной безопасности. Служба стала основным федеральным органом власти, ответственным за контроль соблюдения законодательства в Сети, за обеспечение безопасности личности, общества и государства в глобальном информационном пространстве.

Теперь в общей сложности Служба исполняет 68 полномочий, а еще год назад было 63. Для сравнения скажу, что в момент создания в декабре 2008 года у Роскомнадзора было немногим более 30 полномочий.

Как видите, функционал и значение нашей Службы в системе контрольно-надзорных органов государства возрастает. Убежден, объемы нашей работы будут и дальше увеличиваться, особенно ? в интернете. И мы к этому готовы.

 

РС: Предлагаю – по порядку. Какие задачи решал Роскомнадзор в Крыму?

А. Ж.: Едва ли не первым среди других федеральных органов власти Роскомнадзор создал Управление по Республике Крым и городу Севастополю. Чтобы понимать, насколько оперативно действовала Служба, напомню ключевые даты. 23 марта – появляется поручение Президента; 2 апреля – на сайте Минкомсвязи публикуется официальное сообщение о формировании Управления по Республике Крым и городу Севастополь; 7 апреля – назначен его руководитель. Уже 10 апреля новое структурное подразделение Роскомнадзора было зарегистрировано как юридическое лицо.

Не менее оперативно организовали деятельность радиочастотной службы на территории Крымского федерального округа. Уже 11 апреля на полуострове была сформирована и начала действовать мобильная группа радиоконтроля. 23 апреля на территории Республики Крым и города Севастополя приказом Роскомнадзора создан филиал Радиочастотного центра ЦФО. 25 апреля он первым из госпредприятий поставлен на учет в Крыму – в инспекции Федеральной налоговой службы по городу Симферополю.

Интересно, что, когда наши специалисты начали работать в Крыму, выяснилось – оборудование, оставшееся от прежних хозяев, давно устарело. Лет на 10-15. По техническим параметрам оно никак не подходило для нашей системы радиоконтроля. Оно морально устарело, поэтому в течение года мы занимались его заменой.

На ближайшие годы запланировано дальнейшее совершенствование системы радиоконтроля в Крыму. Соответствующие планы зафиксированы в ФЦП «Социально-экономическое развитие Республики Крым и г. Севастополь до 2020 года». А также в утвержденной Роскомнадзором Программе развития системы радиоконтроля на территории Крымского федерального округа.

Предполагается, что система радиоконтроля в Крыму будет состоять из 18 радиоконтрольных пунктов, станции технического радиоконтроля РЭС до 30 МГц, станции технического радиоконтроля спутниковых служб радиосвязи и шести мобильных комплексов радиоконтроля.

РС: После окончания без ложной скромности триумфальных для России сочинских Олимпийских игр прошло достаточно времени. Эмоции схлынули, все проанализировано, сделаны выводы. Как бы Вы оценили работу Службы при подготовке и в ходе проведения Игр?

А. Ж.: В подготовке и проведении Олимпийских и Паралимпийских игр в Сочи участвовало примерно 160 сотрудников Роскомнадзора и радиочастотной службы. Они обеспечивали беспомеховую работу разного рода коммуникационного оборудования – средств связи и трансляции организаторов, участников и гостей Игр. В самом Сочи и районе Красной поляны были развернуты средства радиоконтроля.

Все поставленные перед нами задачи были выполнены. Поэтому нашу работу высоко оценили и российское руководство, и Международный олимпийский комитет. А семь наших коллег награждены государственными наградами.

Через ваш журнал, который читают и в Роскомнадзоре, и в радиочастотной службе, и в операторском сообществе хочу еще раз поблагодарить всех наших коллег, которые своим трудом способствовали успешному проведению столь значимого для страны спортивного мероприятия.

 

РС: В начале интервью Вы сказали, что в минувшем году у Роскомнадзора появились новые полномочия, связанные с контролем в сети Интернет. Что это за полномочия?

А. Ж.: В прошлом году появились новые нормативно-правовые акты, затрагивающие деятельность в Сети.

Во-первых, в феврале вступил в силу закон о блокировке экстремистских сайтов (№ 398-ФЗ от 28 декабря 2013 года. – Ред.). Он возложил на Службу обязанность по ограничению доступа к сайтам, которые распространяют информацию с призывами к массовым беспорядкам, к экстремистской деятельности, к участию в незаконных мероприятиях. При этом сами решения принимаются генеральным прокурором или его заместителями.

На основании 123 требований Генпрокуратуры доступ ограничивается более чем к 350 URL-адресам (на 22.12.2014. – Ред.). Нужно отметить, что в связи с удалением противоправной информации доступ более чем к 2,1 тыс. таких адресов был возобновлен.

Во-вторых, с 1 августа 2014 года вступил в силу так называемый «закон о блогерах» (№ 97-ФЗ от 05.05.2014. – Ред.). В соответствии с этим документом Служба, в частности, ведет два реестра. В первом (на 22.12.2014. – Ред.) значится 317 блогеров, во втором – 23 организатора распространения информации. В числе самых крупных площадок: ООО «Яндекс», ООО «Рамблер Интернет Холдинг», ООО «В Контакте», ООО «Одноклассники», ЗАО «Рутьюб».

И на этапе обсуждения, и на этапе принятия 97-й закон вызывал самые жаркие дискуссии, а порой негодование. Говорилось о цензуре в интернете, о том, что блогосфере приходит конец и т. д. Ничего подобного не произошло. Да, по новому закону блогеры наделены рядом обязанностей по сбору и распространению информации. Но они почти такие же, как у СМИ! А разве могло быть иначе, если блогеры уже давно составляют конкуренцию традиционным средствам массовой информации – и по популярности у читателей, и даже порой по качеству контента? Думаю, что нет. Убежден, что новый закон абсолютно точно отражает реалии изменившегося медийного пространства.

Поэтому еще раз повторю: никакой угрозы добропорядочным участникам медиапространства закон не несет. Но он будет работать против тех, кто публикует материалы экстремистского характера, унижающие человеческое достоинство, содержащие нецензурную брань, недостоверную информацию, порочащие человека.

 

РС: Насколько можно судить, не забыт и контроль исполнения законов об интернете, принятых и вступивших в силу в прошлые годы…

А. Ж.: Конечно, это часть полномочий РКН, и их исполнение – наша обязанность. Совместно с коллегами из ФСКН и Роспотребнадзора продолжалась работа по ограничению доступа к сайтам с детской порнографией, к интернет-ресурсам, пропагандирующим наркоманию и суицид.

За время действия Единого реестра сайтов с запрещенной информацией, которые подлежат блокировке, то есть с 1 ноября 2013 года, уже проанализировано около 150 тыс. обращений граждан и организаций. В реестр было внесено более 45 тыс. записей. Сейчас мы блокируем более 2,5 тыс. IP-адресов и более 6 тыс. URL-адресов.

Доля блокировок по IP, то есть тех ресурсов, которые не удаляют противоправную информацию, в настоящее время находится на отметке 14 процентов.

Хочу особо подчеркнуть, что безусловным приоритетом нашей деятельности в Сети было и остается противодействие экстремизму. Любому из его проявлений! Так, по требованию Генпрокуратуры мы выявили и заблокировали около 200 сайтов, пропагандировавших идеи террористической организации ИГИЛ (Исламское государство Ирака и Леванта). При этом на некоторых из них присутствовали реквизиты банковских счетов, интернет-кошельков для сбора средств в поддержку террористов.

Мы ведем адресную работу с провайдерами и владельцами сайтов. Просим, требуем оперативно удалять противоправный контент, чтобы избежать блокировок популярных интернет-площадок, на которых он появляется из-за действий недобросовестных пользователей.

РС: В недавнем Послании Федеральному собранию Президент РФ Владимир Путин вновь заявил о необходимости новых подходов в работе надзорных органов. Он подчеркнул, что надо избавить бизнес от навязчивого контроля и надзора. Что сделано, что делается Роскомнадзором для исполнения этих требований высшего руководства страны?

А. Ж.: Высшее руководство страны не впервые ставит задачу совершенствования системы государственного контроля и надзора с тем, чтобы перестать оказывать излишнее административное давление на бизнес. Поэтому все последние годы мы последовательно движемся по этому пути. И по линии разрешительно-лицензионной деятельности – упрощая и сокращая сроки выдачи разрешительных документов, вводя электронные сервисы. И в рамках контрольно-надзорной деятельности. Так, с 2013 по 2015 год количество запланированных проверок малых и средних предприятий снизилось более чем на 30% – с 1 707 до 1 163. При этом мы делаем ставку на мероприятия систематического наблюдения. То есть на такие формы, которые не предполагают взаимодействия с участниками рынка. Мы занимаемся радиоконтролем, проводим мониторинг теле- и радиоэфира, внимательно отслеживаем газеты и журналы, интернет-сайты, записываем и анализируем вещание. Работаем и по обращениям и жалобам граждан и организаций, которые информируют нас о возможных нарушениях. Выходим на проверку тогда, когда просматриваются явные признаки неправомерных действий.

Благодаря такому подходу существенно выросла результативность нашей работы – количество проверок уменьшилось, а объем выявляемых нарушений увеличился. За 10 месяцев выдано более 7 тыс. предписаний, а за весь 2013 год – почти на 600 меньше (6 413). Составлено 53,2 тыс. протоколов об административных правонарушениях, в прошлом году – почти на 20 тыс. меньше. Наложено более 200 млн рублей административных штрафов. В 2013 году – 149 млн рублей.

Мы внимательно изучили Послание Президента, инициативы, которые в нем содержатся. Глава страны предлагает «отказаться от самого принципа тотального, бесконечного контроля». Конечно, возможности для дальнейшего облегчения давления на участников рынка существуют, что особенно важно в условиях нынешней экономической ситуации.

Наши предложения по совершенствованию контрольно-надзорной деятельности в сферах связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, основанные на положениях президентского Послания, будут выработаны в начале года. Соответствующая задача поставлена на состоявшемся в декабре расширенном совещании Службы с участием руководителей всех территориальных органов.

РС: Вы неоднократно подчеркивали, что отрасли связи, медиа, инфокоммуникационных технологий быстро трансформируются. Сегодня активно идут процессы конвергенции. Каковы особенности развития этих отраслей в минувшем году?

А. Ж.: На мой взгляд, трансформация связи, медиа, IT, интернета, их конвергенция, уже привели к формированию, по сути дела, новой отрасли – медиакоммуникационной. Об этом много говорилось в ноябре на форуме RussianInteractiveWeek. Можно даже сказать, что именно тогда случилось официальное признание факта рождения новой отрасли.

Из выступлений лидеров российского телекоммуникационного, медийного рынков стало очевидно, что все они видят свое будущее в рамках такой объединенной отрасли, где неразрывно связаны их интересы.

До текущего момента все эти сегменты пусть и существовали в одном пространстве, но все же ощущали себя несколько обособленно. Сегодня очевидно, что уровень их взаимопроникновения настолько глубок, что насущной стала необходимость выработки общей стратегии развития. Цель такого подхода – синергетический эффект, когда каждый из этих сегментов работает на развитие единой медиакоммуникационной отрасли.

РС: Как идут переговоры с крупнейшими зарубежными социальными сетями Facebook и Twitter?

А. Ж.: Переговоры – это не совсем правильное определение для данного процесса. Ведь этот термин означает поиск компромиссов для достижения тех или иных взаимовыгодных договоренностей. В случае же с Facebook и Twitter – это скорее рабочие встречи, на которых мы не договариваемся, а разъясняем партнерам особенности российского законодательства в сфере информационных технологий, даем рекомендации, как его исполнять.

Последняя встреча с представителями Facebook состоялась в конце ноября, с Twitter – в начале декабря. С Twitter, например, договорились о выделении специального канала коммуникации для наших запросов.

От более детального рассказа о наших беседах я воздержусь, поскольку мы условились не выносить все эти подробности в публичную плоскость. Скажу лишь, что у меня сложилось впечатление о все большей готовности обоих сервисов соблюдать нормы российского законодательства.

Такую же позицию, к слову, занимают и многие другие известные зарубежные ресурсы, популярные в России. В декабре выполнили наши требования такие площадки, как GitHub, Vimeo, Buzzfeed. Правда, они заявили, что незаконный контент был удален на основании их внутренних правил, а не обращений Роскомнадзора. Пусть так. Но, согласитесь, если удаление противоправного материала происходит сразу же после наших требований, то в этом есть и наша заслуга. Тем более что, например, GitHub и Vimeo обратили внимание на нарушение их внутренних правил только после блокировки доступа к этим сайтам на территории России. К счастью, совсем ненадолго.

 

РС: На 2014 год пришлись основные мероприятия по реорганизации подведомственной Роскомнадзору радиочастотной службы. Что сделано? Какие достигнуты результаты?

А. Ж.: В минувшем году завершена процедура слияния семи радиочастотных центров в федеральных округах в одно предприятие – Радиочастотный центр по ЦФО. Сформировано штатное расписание, назначен руководитель.

Причиной реорганизации стала невозможность качественного роста радиочастотной службы в рамках семи отдельных предприятий с различными информационными системами, регламентами, штатными расписаниями, уровнями финансирования и оплаты труда и т. д. Короче говоря, разным у них было практически все, кроме одного – выполняемых задач.

Поэтому идея объединения, как принято говорить, витала в воздухе. Тем более с учетом того, что была поставлена задача снижать административные издержки радиочастотной службы при одновременном повышении уровня управляемости.

Структура обновленной радиочастотной службы построена по аналогии с Роскомнадзором. Это значительно облегчает взаимодействие на уровне регионов при проведении контрольно-надзорных мероприятий. Есть центральный аппарат, есть филиалы в федеральных округах и управления в субъектах Федерации.

Здесь важно понимать, что реорганизация радиочастотной службы – это часть реализуемой с 2012 года комплексной стратегии оптимизации структуры и функционала Роскомнадзора и подведомственных ему предприятий.

На ФГУП «РЧЦ ЦФО» возложен весь объем инженерных функций, требующийся Роскомнадзору для исполнения его полномочий по контролю и надзору во всех сферах деятельности. Главный радиочастотный центр, согласно этой стратегии, стал единым экспертным центром. Помимо этого, на него возложены задачи мониторинга соблюдения законодательства в сфере всех полномочий Роскомнадзора.

РС: Как показала себя новая система радиоконтроля АСРК-РФ? При окончательном вводе в эксплуатацию в январе 2014 года на нее возлагались большие надежды…

А. Ж.: Автоматизированную систему радиоконтроля мы разрабатывали и внедряли с единственной целью – повышения эффективности контрольно-надзорной деятельности в сфере связи в целом. Эта система позволяет производить мониторинг эфира в автоматическом режиме в реальном времени. Она сразу же сверяет результаты с базой данных зарегистрированных радиоэлектронных средств и, если обнаруживает несовпадения параметров излучений, сообщает о возможном нарушении.

Так, по итогам 11 месяцев прошлого года АСРК-РФ было проконтролировано более 450 тыс. радиоэлектронных средств. Это на 77% (!) больше, чем за такой же период 2013 года.

Соответственно, увеличилось количество выявленных нарушений правил использования спектра: более 24,5 тыс. против 16 тыс. в 2013-м. Общая сумма наложенных на операторов связи штрафов составила 132 млн 405 тыс. рублей.

Для повышения эффективности контрольно-надзорной деятельности в сфере связи также предпринят ряд мер по улучшению взаимодействия территориальных органов Роскомнадзора с предприятиями радиочастотной службы. Одна из таких уже реализованных мер – сопряжение их информационных систем. В результате с весны 2014 года, когда интерфейс сопряжения начал функционировать в штатном режиме, время реагирования территориальных органов РКН на выявленные радиочастотной службой нарушения сократилось почти в три раза.

РС: Последние несколько лет Роскомнадзор активно занимается разработкой системы мониторинга качества связи. На какой стадии эта работа?

А. Ж.: В начале декабря Министерством связи и массовых коммуникаций была утверждена Методика оценки качества услуг подвижной радиотелефонной связи стандартов GSM 900/1800, UMTS 900/2100 и LTE. Ее разработали Роскомнадзор, радиочастотная служба и НИИ радио в сотрудничестве с операторским сообществом.

Мы очень ждали эту методику для того, чтобы уже на основе утвержденного нормативного документа продолжить наши замеры, старт которым был дан еще в 2013 году, когда был реализован пилотный проект на части территории Москвы.

Поскольку мы находились в полной готовности, тестирование параметров услуг мобильной связи в Москве, Санкт-Петербурге, Краснодаре, Казани, Екатеринбурге, Новосибирске и Хабаровске началось сразу же после утверждения Методики. Результаты тестирования планируем опубликовать в первом квартале. В 2015 году мы хотим распространить мониторинг качества связи и на другие населенные пункты в регионах Российской Федерации. Для этих же целей предполагается разработка абонентского программного обеспечения.

В дальнейшем планируем внести дополнения в действующую методику, чтобы оценивать качество услуг беспроводного широкополосного доступа в интернет.

РС: В прошедшем году из вопросов, касающихся персональных данных, больше всего обсуждали принятие закона, который требует, в том числе от зарубежных компаний, хранить персональные данные россиян на серверах на территории России. Иностранцы не уйдут из России?

А. Ж.: До вступления в силу этого закона (№ 242-ФЗ от 21.07.2014. – Ред.) еще достаточно времени. То есть у всех заинтересованных компаний, хранящих персональные данные россиян, еще есть время для того, чтобы подготовиться к новым требованиям. Они могут либо сами построить, либо арендовать серверные мощности.

Мы встречались с представителями ведущих игроков рынка, которых затронет закон. Это Microsoft, IBM, Google, eBay и ряд других. По результатам этих встреч вывод следующий: все компании, желающие работать в России, а также имеющие здесь значительные доходы, – уходить не будут. Для этого им придется выполнять нормы 242-го закона. Как? Об этом я говорил чуть выше.

 

РС: В ноябре состоялась уже пятая юбилейная Международная конференция «Защита персональных данных». Были опасения, что из-за санкций не удастся собрать зарубежных участников…

А. Ж.: У нас тоже были такие опасения. Однако они, к счастью, не оправдались. Да, первые лица уполномоченных органов ряда государств не приехали на конференцию, но по количеству стран-участниц мы сохранили показатели предыдущего года. Более того, модератором одной из секций конференции был председатель Российско-британской торговой палаты Алан Томпсон, что, на мой взгляд, повысило международный статус форума.

Считаю, что цели, поставленные нами перед конференцией, были достигнуты. Мы не только обменялись с зарубежными коллегами практическим опытом защиты персональных данных, но и определили подходы к совершенствованию законодательной базы в этой сфере.

Наши результаты были высоко оценены иностранными экспертами. Мы, в свою очередь, обратили внимание на имеющиеся зарубежные наработки в области образовательной, просветительской деятельности в сфере защиты персональных данных. Мы намерены их всесторонне изучить и адаптировать для применения на территории Российской Федерации.

РС: Александр Александрович, и последний традиционный вопрос. Что бы Вы пожелали читателям нашего журнала в наступившем году?

А. Ж.: Прежде всего, здоровья и счастья! Позитива и исполнения всех желаний!

Операторам связи, несмотря на все сложности экономической ситуации, хочу пожелать новых абонентов, а абонентам – надежных операторов связи, оказывающих качественные услуги.

Желаю, чтобы в новом году на наши гаджеты приходило меньше спама, но больше добрых и желанных сообщений от друзей и любимых.

Желаю, чтобы интернет стал добрее и чище! Чтобы информационные технологии несли нам радость и новые возможности, а не были ретранслятором чей-то раздражительности, злости или обиды.

И, конечно, желаю всем достойно отметить 70-летие нашей Великой Победы! Мы должны быть безмерно благодарны тем, кто спас нашу Родину, кто отстоял наше право на будущее.

С Новым годом!