Павел Катков
Президент «Объединения правообладателей», управляющий партнер «Катков и партнеры»
/ Регулирование

«Наиболее важной мерой стала возможность полной блокировки сайта за неоднократное нарушение»

Российское антипиратское законодательство во многом похоже на зарубежное, однако обладает и индивидуальными чертами. Оно продолжает развиваться и совершенствоваться, уменьшая возможности для нелегального распространения цифрового контента. Вступили в силу поправки в антипиратский закон. О том, какую пользу отрасли они принесут, в интервью журналу РС рассуждает Павел Катков, президент НП «Объединение правообладателей», основатель и управляющий партнер юридической фирмы «Катков и партнеры».

РС:     1 мая вступили в силу изменения антипиратского закона. Смогут ли они нанести «решительный удар» по нелегальному распространению контента в России? Или регулятор и отрасль должны предпринять и другие шаги для решения существующих проблем?

Павел Катков (П. К.): Второй антипиратский пакет должен стать, безусловно, эффективным механизмом. Во-первых, расширяется перечень защищаемого контента: теперь кроме произведений кинематографии в предметную область закона войдут другие объекты авторских и смежных прав (кроме фотографий). Во-вторых, владельцы сайтов будут публиковать контакты, чтобы правообладатели могли уведомлять их о нарушениях – теперь это обязанность. В-третьих, введен внесудебный порядок, когда владелец произведения обращается напрямую к информационному посреднику, минуя Мосгорсуд и Роскомнадзор. Подобная схема работает в США уже более десяти лет, после принятия Закона об авторском праве в цифровую эпоху (DMCA). Стоит отметить, что данный порядок может применяться, в том числе, исключительным лицензиатом, дабы ориентировать суды на правильное толкование установленных норм.

Однако, на мой взгляд, наиболее важной мерой стала возможность полной блокировки сайта за неоднократные нарушения.

РС:     Есть ли у России свой путь в отношении интернет-пиратства или мы ориентируемся на зарубежный опыт?

П. К.: Российский законодатель идет своим путем, но, безусловно, учитывает и западный опыт. Антипиратский ФЗ № 187 впитал в себя многие черты зарубежных аналогов. Однако в конечном итоге это наш, отечественный нормативно-правовой продукт, обладающий индивидуальными чертами. Например, только в российском антипиратском законе заявление правообладателя, прежде чем дойти до информационного посредника, проходит фильтры двух из трех ветвей власти – судебной (Мосгорсуд) и исполнительной (Роскомнадзор). В других странах (США, Великобритания, Франция и проч.) такого механизма нет.

РС:     Существует ли зависимость между нелегальным потреблением цифрового контента и уровнем благосостояния населения?

П. К.: Конечно. Очевидно, что в кризис граждане потребляют меньше, отказываются от лишних, по их мнению, трат. И одной из статей экономии становятся развлечения. Для человека оказываются существенными даже те 200-300 рублей за подписку, которые он должен потратить на легальный контент, актуальной становится бесплатность ресурса. Это относится не только к цифровым продуктам: в кризис традиционно растет и общий объем контрафактных товаров повседневного спроса.

РС:     Соцсеть «Вконтакте» меняет нелегальное видео, размещенное пиратами, на предоставленное правообладателями. Считаете ли Вы такой подход верным?

П. К.: К сожалению, «ВКонтакте» продолжает оставаться крупнейшим пиратским ресурсом России – это подтверждается многочисленными судебными исками и публичными заявлениями правообладателей о ее статусе. Отдельные лицензионные соглашения, которые заключает соцсеть, кардинально картины не меняют: я уверен, что большая часть контента во «ВКонтакте» остается нелегальной. Интересно, каким станет положение данного игрока после вступления в силу второго антипиратского пакета, расширяющего действие закона на другие объекты авторских прав и ужесточающего его нормы для повторных нарушений. Готовы ли они к этому?

РС:     Существует мнение, что крупные игроки IT-отрасли не испытывают проблем с цифровым пиратством, поскольку давно не мыслят в аналоговом формате и активно продвигают контент в соцсетях, монетизируют его. Разделяете ли Вы эту точку зрения?

П. К.: Если Вы говорите об интернет-компаниях, доходы которых прямо или косвенно зависят от нелегального контента (поисковые сервисы, социальные сети и др.), то у них, конечно, «проблем с пиратством нет» – они на нем зарабатывают. Эти трудности есть у других игроков интернет-рынка – легальных видео- и музыкальных ресурсов. Они платят большие деньги в качестве лицензионных отчислений, и, конечно, в таких условиях им сложно соперничать с недобросовестными конкурентами. Для них проблема будет актуальна, пока сохраняются существующие модели. Эта финансовая нагрузка может быть смягчена путем введения глобального лицензирования цифрового контента – однако пока интернет-отрасль сама не понимает эту идею, идет обсуждение.

РС:    Недавно в СМИ появилась информация о том, что правообладатели подготовили список из 700 сайтов, которые после 1 мая будут заблокированы навсегда. Сколько ресурсов в России, по Вашей оценке, можно причислить к злостным нарушителям?

П. К.: Зависит от масштаба. Например, представители музыкальной индустрии называют главным образом один ресурс. Так и говорят: «ВКонтакте» –  наша главная и, по большому счету, единственная проблема. У представителей книжной отрасли таких «врагов» два – это «Флибуста» и «Либрусек». Наибольшее количество разных противоправных ресурсов, конечно, в области видео – это заметно по применению антипиратского закона. В конечном итоге, я думаю, это не более 3 тыс. сайтов, что в масштабе всей Сети – капля в море. Это я к тому, что даже если их все разом закрыть, интернет не рухнет – просто все перетечет на легальные ресурсы. Однако остается надежда, что нарушители все же «обелятся», что, встав перед выбором «закрыться или лицензироваться», выберут второе.

РС:     Как Вы считаете, в каких вопросах цифрового потребления отрасль может саморегулироваться, а где требуется вмешательство государства?

П. К.: Саморегулирование в интернете возможно до определенного предела. Выработать и поддерживать некие этические границы, рамки поведения – в этом направлении оно может работать. Например, вы увидели оскорбительный контент, обратились в конфликтную комиссию этого ресурса, после чего материал был заблокирован. Вам не понадобилось вмешательство государственной правовой системы.

Однако в случае, когда речь идет о кибермошенничестве, пиратстве, экстремизме, других преступлениях в интернете, саморегулирование едва ли может быть эффективным путем. Преступность можно победить только правовыми способами, методами государственного принуждения. Сама по себе она не прекратится.

РС:     Каким Вы бы хотели видеть Рунет в отношении потребления контента через десять лет?

П. К.: Я бы хотел видеть баланс: между саморегулированием и правоприменением, между интересами разных игроков. Чтобы каждый мог зарабатывать в Сети, не ущемляя интересов другого, чтобы пользователь получал то, чего он ждет – качественный легальный контент, подлинные товары в интернет-магазинах, безопасный веб-серфинг для себя и своих близких. Я верю, что в конечном итоге отрасль достигнет такого уровня зрелости, и желаю Рунету успехов и процветания!

Катков Павел Александрович

Юрист, общественный деятель, основатель и управляющий партнер юридической фирмы «Катков и партнеры», президент НП «Объединение правообладателей».

  • Родился в 1979 году в Якутске, живет и работает в Москве.
  • Образование высшее юридическое – Московская финансово-юридическая академия (МФЮА), специальность «юриспруденция», гражданско-правовая специализация.
  • Второе высшее образование получил в Российской академии государственной службы (РАГС) при Президенте РФ, специальность «государственное и муниципальное управление», специализация «финансы, налоги и кредит».
  • Изучал английский язык при Дипломатической академии МИД России. Окончил аспирантуру Российской государственной академии интеллектуальной собственности (РГАИС) Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатент).
  • В профессии более десяти лет, осуществлял юридическую поддержку проектов ОАО «Система Масс-медиа» (АФК «Система»), НИУ ВШЭ, Группы компаний «ПИК» (ОАО «ДСК-2»), ФГУП ТПО Киностудия «Союзмультфильм», Design by Erick van Egeraat (архитектурное бюро Эрика Ван Эгераата), НП «Национальная федерация музыкальной индустрии» (Sony Music, Warner Music, Universal Music, EMI, Gala Records, Navigator Records), Goltsblat BLP, IFPI, ТПП РФ, Администрации Президента, работал на руководящих позициях в области управления и права в ведущих российских компаниях.
  • Ведет научную и преподавательскую деятельность, проводил лекции и мастер-классы в ведущих вузах страны.