Виктор Стрелец
член Радиорегламентарного комитета МСЭ

«ВКР расставляет все по своим местам»

Со 2 по 27 ноября Женева вновь станет площадкой для горячих споров и дискуссий, посвященных будущему телекоммуникационной отрасли. В этот период в швейцарском городе, где расположена штаб-квартира Международного союза электросвязи (МСЭ), пройдет Всемирная конференция радиосвязи (ВКР-15). Подготовка к мероприятию заняла почти четыре года, но далеко не по всем пунктам повестки дня странам-участницам удалось достигнуть согласия. Признанный эксперт в вопросах регулирования использования спектра, более 20 лет принимающий непосредственное участие в международной деятельности администрации связи России, член Радиорегламентарного комитета МСЭ Виктор Стрелец рассказал РС, чего ожидать от ВКР-15, какова роль РФ в деятельности Союза и по каким вопросам будет сложнее всего договориться.

РС: Всемирная конференция радиосвязи во многом определяет вектор развития отрасли на ближайшие годы. Расскажите, чем Вам запомнились предыдущие ВКР?

Виктор Стрелец (В. С.): В принципе, почти каждая из конференций чем-то запомнилась. Я принимал участие в составе делегации администрации связи России во Всемирных конференциях радиосвязи с 1995 года. В 2010 году был избран, а в 2014году переизбран в состав Радиорегламентарного комитета (РРК) МСЭ. Поэтому на прошедшей Конференции участвовал в ее работе как председатель Радиорегламентарного комитета и буду участвовать в предстоящей Конференции как член РРК. Это требование к членам РРК в соответствии с Уставом МСЭ. Это исключает возможность участия в работе российской делегации на ВКР-15. Немного об особенностях прошедших Конференций. 1995 год – наряду с выделением полос частот для фидерных линий негеостационарных систем подвижной спутниковой службы (НГСО ПСС) было сделано вне повестки дня распределение 500 МГц в каждом направлении на эксклюзивной основе для реализации НГСО фиксированной спутниковой службы (ФСС) – «Теледейсик» [1]. Это был фантастический проект для того времени. На Конференции 1997 года Европа, пытаясь не допустить превосходства США в спутниковой связи, презентовала систему НГСО ФСС SkyBridge. Так как более никакого эксклюзива получить не было возможности, Конференция рассмотрела условия совместного использования полос частот НГСО ФСС и ГСО ФСС и впервые в Регламент радиосвязи были включены «временные» регуляторные положения для защиты систем ГСО. ВКР-97 также запомнилась тем, что был переформатирован Регламент радиосвязи (РР), и в результате анонсированного «упрощения» мы получили вместо двух книг документ в четырех томах, которые поместились в пяти книгах. Что сегодня и имеем и чем руководствуемся. 2000 год – это распределение частот для развития технологии IMT (стандарт IMT-2000). На этой же Конференции рассматривались вопросы спутниковой навигации, именно тогда заговорили о системе Galileo, которую европейцы создавали в противовес американской GPS и российской ГЛОНАСС. Конференция 2007 года стала одной из самых напряженных, там была настоящая битва за очередные порции спектра для идентификации IMT. При этом каждая региональная организация отдавала предпочтение различным диапазонам, но всем хотелось глобальной гармонизации. И нам оказалось очень сложно найти консенсус, особенно с Европой. После непростых и очень шумных дискуссий России удалось защитить свои интересы. Например, Польша и Литва получили возможность использовать частоты 790– 862 МГц для развития систем IMT, но при этом были обязаны согласовывать с Россией и Белоруссией размещение каждой базовой станции [2].

Конференция 2012 года по настоятельной просьбе ряда африканских и арабских стран вне повестки дня рассмотрела вопрос о распределении подвижной службе полосы частот 694–790 МГц и ее идентификации IMT. Этот диапазон активно используется в нашей стране как радиовещателями, так и специальными пользователями, и делегации России пришлось предложить выход из сложившегося положения через отложенное распределение этой полосы частот для ПС. Условия использования систем IMT в рассматриваемой полосе частот будут определены на ВКР-15 (пункт 1.2) с учетом защиты от помех станций радиовещательной и воздушной радионавигационной служб. На Конференции также решалось много регуляторных вопросов, в частности по ведению международного справочного регистра частот. Решения ВКР-12 отразились на деятельности всех спутниковых операторов. Бюро радиосвязи получило дополнительные полномочия по проверке ввода в действие частотных присвоений спутниковых сетей и их реального использования.

РС: Чем, на Ваш взгляд, будет выделяться ВКР-15?

В. С.: Одним из традиционно сложных вопросов будет тема дополнительных полос частот для ПС и их идентификации для IMT (пункт 1.1 повестки ВКР-15). Мне кажется, что сейчас многие «наелись» проблемами IMT. Появилось понимание, что в подвижной связи не все зависит от количества выделенного спектра, а идентифицированные на ВКР-2000 и ВКР-07 полосы радиочастот для этого стандарта более чем в 50% случаев не используются. Новые полосы частот далеко не всегда обеспечивают пропорциональный рост рынка. На сегмент сотовой связи влияет то, как операторы развивают и оптимизируют свои сети и обеспечивают качественное покрытие. Но сейчас практически все население, там, где предоставляют услуги сотовые операторы, уже охвачено связью и доступом к сети Интернет, у каждого человека по несколько SIM-карт, которые используются в различных гаджетах. И то, что в России, например, 300 млн абонентов сотовой связи при населении в порядок 140 млн человек – это, на мой взгляд, в настоящее время не такой важный показатель. Вопрос доступности и качества услуг связи на территории, где постоянно проживают люди (независимо от численности населения), является более важным. Например, на предыдущей ВКР зал Женевского конгресс-центра вмещал около 2,5 тыс. человек, и все они работали в сети Wi-Fi одновременно. Проблем с доступом к документам в интернете не наблюдалось, пока не начинали создавать в сети МСЭ дополнительные выделенные сети различные группы делегатов и скачивать тяжелый контент. То есть минимальной полосы, которую использует эта беспроводная технология, всем, по сути, хватало. Так что речь надо вести не только о новых частотах, но и заботиться об оптимизации сетей связи. В сотовых сетях с технической точки зрения можно увеличивать емкость, например, за счет малых сот. Но для спутниковой связи такой метод не работает или требует очень больших вложений в наземную инфраструктуру. Поэтому, когда встает вопрос о выделении для IMT нового ресурса за счет других служб, спутниковых и радиовещательных, надо очень глубоко разбираться в этой ситуации и оценивать последствия.

РС: Будут ли рассматриваться на ВКР-15 распределения для новых технологий?

В. С.: Сейчас появилось довольно много перспективных проектов, особенно в спутниковом сегменте. Ряд администраций представили на Конференцию и анонсировали свои новые проекты, которые не могут быть реализованы без соответствующего частотного ресурса. Это актуально, например, для проекта Aquila, который сейчас продвигает основатель и владелец Facebook Марк Цукерберг. Идея заключается в создании системы с беспилотными летательными аппаратами-ретрансляторами, которые планируется использовать над территориями со средней плотностью населения. А там, где плотность невелика, их должны заменить низкоорбитальные спутники. Также существует проект OneWeb, в рамках которого планируется запустить 700 спутников к 2019 году, чтобы обеспечить доступ к интернету по всему миру. Еще одна тема, которая будет обсуждаться на ВКР-15 – это технология Global Flight Tracking (GFT), которая в будущем может позволить самолетам летать не только вдоль побережья, а напрямую через океан, что повысит экономическую эффективность полетов. Система в будущем позволит не только отслеживать, где находятся воздушные суда, но и передавать навигационную информацию при принятии соответствующих решений ICAO и ВКР-19. Вопрос использования пико- и наноспутников вызывает большой интерес, но при этом возникают проблемы регулирования использования такими системами радиочастотного спектра. Когда малые космические аппараты запускают с научной целью на короткие промежутки времени, это одно, а если они призваны решать целевые задачи на постоянной основе – совсем другое. Во втором случае они не должны иметь никаких преференций в процедурных вопросах по использованию частот. Сегодня идет речь о внедрении свежих идей, появляются новые применения. И в этом отношении ВКР-15 действительно может стать знаковой.

РС: Ассамблея радиосвязи (АР) обычно предваряет ВКР. Что на этот раз будет обсуждаться в ее рамках?

В. С.: АР – это, прежде всего, отчет о проделанной работе Исследовательских комиссий (ИК) за исследовательский период. В ходе Ассамблеи пересматриваются методы и структура ИК, проводятся выборы председателей и вице-председателей ИК, Консультативной группы радиосвязи, Подготовительного собрания к Конференции, Специального комитета и других органов. Следует отметить, что роль АР в последнее время существенно ослабла из-за деятельности Подготовительного собрания к конференции (ПСК). Процесс подготовки к ВКР в настоящее время строится на основе двух сессий ПСК: одна сразу после очередной ВКР, вторая – за полгода до начала следующей Конференции. ПСК взяло на себя 95% вопросов, связанных с подготовкой к Конференции, и координацию Рабочими группами (РГ) Исследовательских комиссий МСЭ-Р. Именно первая сессия ПСК распределяет исследования по пунктам повестки дня предстоящей Конференции. Вторая сессия ПСК подводит итоги изучений РГ ВКР Собрание готовит большой Отчет ПСК по техническим, эксплуатационным и регламентно-процедурным вопросам, подлежащим рассмотрению Всемирной конференцией радиосвязи (800-900 страниц). Сложилась ситуация, когда процесс подготовки к ВКР начинается уже после завершения очередной АР и оканчивается подготовкой Отчета ПСК до начала следующей АР. Ассамблее в части ВКР достаются лишь некоторые сложные вопросы по незавершенным и несогласованным исследованиям. В качестве примера можно привести разработанный проект рекомендации, касающейся конкретного предела внеполосного излучения подвижных станций IMT, работающих в полосе частот 694–790 МГц, для защиты существующих служб в Районе 1 в полосе частот ниже 694 мегагерц. Это вопрос ВКР-15, но в ПСК исследование данной темы не было завершено, консенсус не достигнут. Так, Россия и Иран против принятия данной рекомендации, а Франция при поддержке стран СЕРТ и Нигерия одобряют ее принятие без доработки. Таким образом, документ будет рассматриваться на Ассамблее. И либо его вернут на доработку, либо примут предложенные нашей страной изменения. На Ассамблее радиосвязи нашей делегации придется также аргументировать и отстаивать свою отрицательную позицию в отношении принятия и ряда других проектов Рекомендаций, касающихся методики расчета потребностей в спектре для сообщений воздушной подвижной спутниковой (R) службы, в полосах частот 1545–1555 МГц (космос – Земля) и 1646,5–1656,5 МГц (Земля – космос). А также принятия технических характеристик и критериев защиты систем воздушной подвижной службы в диапазоне частот 14,5–15,35 ГГц, технических характеристик систем обмена данными в диапазоне ОВЧ в полосе ОВЧ морской подвижной службы для новой системы обмена данными в диапазоне ОВЧ (VDES) службы (156,025–162,025 МГц), планов размещения частот для внедрения наземного сегмента системы Международной подвижной электросвязи (IMT) в полосах, определенных для IMT в Регламенте радиосвязи (РР).

РС: Как Вы оцениваете деятельность России в рамках МСЭ?

В. С.: В этом году Международному союзу электросвязи исполнилось 150 лет. Россия была в числе 20 основателей этой организации.

140 лет назад, в 1875 году прошла Санкт-Петербургская конференция, на которой была принята Телеграфная конвенция. Этот документ стал международным Уставом Союза, действовавшим вплоть до 1932 года. МСЭ – это одна из старейших международных организаций, доказавших свою эффективность. И вклад России в ее работу всегда был очень весомым. Любопытно, что, когда создавалась Лига наций (1919–1920 годы), у многих возникла идея включить Международный телеграфный союз (впоследствии переименованный в МСЭ) в новую структуру. Однако СССР в Лигу наций не входил и не только выступил против данного предложения, но и смог отстоять свою позицию.

Начиная с середины XX века, большинство спорных вопросов, касающихся радиосвязи, решалось между СССР и США. Поддержку Советскому Союзу оказывала одна половина стран – участниц МСЭ, Соединенным Штатам – другая. В 1992 году ситуация, конечно, изменилась. Россия во многих вопросах осталась без поддержки союзников и была реальная опасность остаться в изоляции. Но даже в тот период мнение РФ оставалось важным и опыт ведущих российских специалистов был востребован в МСЭ.

Нельзя не упомянуть, что многие русские специалисты занимают важные посты и в Исследовательских комиссиях МСЭ-Р, и наши соотечественники успешно работают в штате Международного союза электросвязи. Валерий Викторович Тимофеев восемь лет (2002–2010 годы) возглавлял Бюро радиосвязи и сейчас остается специальным советником генерального секретаря МСЭ. ИК-1 (управление использованием спектра) возглавляет Сергей Пастух из НИИР, а его старший коллега Александр Павлович Павлюк избран дуайеном ИК-1. Доктор Марк Иосифович Кривошеев – почетный председатель ИК-6 (вещательные службы). Ну и в РРК есть свой человек. С 1995 года в МСЭ начали проявляться региональные организации. Первой реально на международной арене объединилась Европа в рамках CEPT (Европейская конференция администраций почтовых служб и служб связи). Неожиданно для многих на заседаниях ВКР-95 представители европейских государств заявили, что выступают с консолидированной (общей) позицией стран СЕРТ. Среди делегаций этих государств был распространен конфиденциальный документ (один на делегацию), в котором содержались указания, как им действовать по различным пунктам повестки дня. Такое объединение помогало отстаивать согласованную в регионе точку зрения. Должен сказать, что тогда Европа была действенным противовесом США в вопросах развития телекоммуникаций. Она обладала развитым рынком связи, крупными игроками, среди которых были Ericsson, Alcatel, Nokia, Siemens, собственным стандартом GSM и сильными операторами наземной и космической связи. Сейчас, конечно, эта ситуация очень сильно изменилась. Когда другие страны увидели пример объединения, они тоже стали консолидироваться. Страны Регионального содружества в области связи (РСС), арабские государства, Азиатско-Тихоокеанский регион, Латинская Америка и африканские страны поняли, что готовиться к конференциям сообща – проще и эффективнее. В 1997 году мы начали обсуждать и разрабатывать общую позицию стран участников РСС. Ежедневные утренние собрания делегации АС России на ВКР были открытыми для всех делегатов стран Регионального содружества. А к 2000 году уже уровень нашего взаимодействия на Конференции был поднят до руководителей отрасли в странах, которые встречались в Стамбуле во время Конференции и координировали нашу работу.

РС: Что сейчас дает России членство в РСС?

В. С.: В Региональное содружество в области связи сейчас официально входят только страны бывшего СССР, за исключением стран Балтии. А Международный союз электросвязи объединяет 193 государства. Когда Конференция по какому-либо вопросу заходит в тупик, то председатель Конференции обычно приглашает к себе представителей региональных организаций для поиска компромисса. И в этот момент неважно, сколько стран входит в объединение, так как каждый представитель отстаивает интересы одного из регионов. Надо отметить, что Конференция старается принимать свои решения консенсусом. Поэтому всегда легче договориться узким кругом, и нам это помогает отстаивать свою позицию.

РС: Если говорить о повестке дня ВКР-15, то какие, на Ваш взгляд, пункты вызовут наиболее серьезные дискуссии?

В. С.: Главной темой для споров станет пункт 1.1, касающийся распределения спектра для IMT. Например, полосы 1427–1452, 1452–1492, 1492–1518 МГц у нас заняты средствами воздушной телеметрии. Мы категорически против того, чтобы они были выделены для IMT на первичной основе, но большинство региональных организаций выступает за. Думаю, здесь нас ждет очень жесткое противостояние. Для нас этот вопрос критичен, и не факт, что мы согласимся на то, чтобы даже в будущем в этих полосах радиочастот развивать IMT. Поэтому главным будет вопрос обеспечения адекватной защиты радиоэлектронных средств воздушной телеметрии. Еще один спорный набор частот – это 3400–3600, 3600–3700, 3700–3800 МГц, которые в России активно используются системами спутниковой фиксированной службы. Глобальную идентификацию этих полос для IMT продвигает CEPT. По полосам частот 3600–3700, 3700–3800 МГц Европу не поддерживают другие региональные организации, но в отношении 3400–3600 МГц нашими союзниками являются только страны азиатского региона. Обсуждение этого пункта обещает быть жарким.

Тем не менее некоторые участки полосы 3400–3600 МГц в настоящее время уже используются в нашей стране беспроводными сетями. В свою очередь, российские коммерческие спутниковые операторы не проявляют сильную озабоченность этим вопросом и активного участия в подготовке предложений к ВКР-15 не принимают. Игроки рынка (спутниковые операторы в Европе и Азии) волнуются даже как-то больше, но они не имеют существенного влияния на свои администрации связи.

Пункт 1.2 (условия использования полосы частот 694–790 МГц). Здесь по двум важным аспектам – защита вещателей и воздушной навигационной службы – у нас противоречия с СЕРТ. На Всемирной конференции, как часто бывало, будем решать свою региональную проблему (АС России является также и членом СЕРТ). Так что по данному вопросу тоже можно ждать ожесточенных споров. Следующий пункт (п. 1.4 повестки), где позиция нашей администрации отличается от других стран – это использование полосы 5250–5450 кГц радиолюбительской службой. У нас этот диапазон используется радиоэлектронными средствами военного назначения. Предвидятся большие сложности при обсуждении вопроса об использовании диапазонов частот ФСС беспилотными летательными аппаратами (пункт 1.5). Этот вопрос очень политизирован американскими коллегами. Доводы о незавершенности исследований и отсутствии требований ИКАО [3] к доступности радиолиний для БАС [4] не встречают понимания. Некоторые европейские страны поддерживают заокеанских коллег, хотя общеевропейское предложение по этому вопросу не было принято.

РС: Есть ли вопросы, которые, наоборот, будут решены единогласно?

В. С.: Такие пункты тоже есть. Среди них использование полосы частот 5091–5150 МГц фиксированной спутниковой службой (Земля – космос) (п. 1.7 повестки), выделение спектра для станций внутрисудовой связи морской подвижной службы (п. 1.15 повестки) и обеспечение работы систем беспроводной бортовой внутренней связи (WAIC) (п. 1.17 повестки). По этим пунктам решение будет принято в первые дни Конференции.

РС: Расскажите, какие вопросы ВКР-15 Вам кажутся наиболее интересными?

В. С.: Очень интересным мне представляется пункт 1.14, связанный с внедрением непрерывной эталонной шкалы времени. Он будет обсуждаться уже второй раз, поскольку на предыдущей ВКР общей договоренности достигнуто не было. Инициировали его рассмотрение американцы. Поясню: мы отсчитываем время от нулевого (Гринвичского) меридиана, но Земля движется неравномерно и приходится вводить для коррекции дополнительную секунду [5]. США хочет сделать временную шкалу непрерывной, поскольку эта коррекция, по их мнению, может вызывать сбои в телекоммуникационных сетях. Мы против этого предложения, потому что наша система спутниковой навигации ГЛОНАСС настроена с учетом постоянной коррекции времени, а американская GPS ориентируется на непрерывную шкалу. Британцы тоже против, но с политической точки зрения, потому что тогда нулевой меридиан будет понемногу сдвигаться, и Гринвич потеряет свой статус. Этому вопросу посвящено множество исследований. В любом случае переход на непрерывную шкалу времени может быть осуществлен через определенный переходный период – до 20 лет. Посмотрим, какое решение примет ВКР. Еще один пункт касается распределения частот в полосе 77,5–78,0 ГГц радиолокационной службе для автомобильных применений, то есть для радаров (пункт 1.18). Сейчас в машины встраивают системы, которые при резком сокращении расстояния автоматически осуществляют торможение, чтобы избежать столкновения. С точки зрения безопасности людей — это очень важный вопрос. Отмечу, что никто не против таких распределения, просто у некоторых региональных организаций есть свои предложения по условиям применения, но в итоге все придут к согласию. Должен добавить, что есть прямые, а есть вложенные пункты повестки дня Конференции. Например, в рамках очень важного и интересного пункта 7 повестки дня ВКР-15 (процедуры публикации, координации и регистрации частотных присвоений спутниковым системам) может уместиться отдельная конференция. Очень много предложений по данному пункту поступает от администраций, содержатся в Отчете Радиорегламентарного комитета ВКР-15 по Резолюции 80, Отчете директора и т. д. Сейчас общее количество рассматриваемых на ВКР-15 вопросов, по подсчетам специалистов, уже достигает сотни. Судя по всему, эта Конференция будет очень насыщенной и интересной.

 
Максим Алексеенко, Максим Курбатов
Фото: RSpectr.com

[1] Система НГСО ФСС «Теледейсик» (проект Билла Гейтса, компании «Боинг» и южноафриканской фирмы по добыче алмазов «Дебиpс») была запланирована к вводу в эксплуатацию в 2002 году. На низкую орбиту намеревались запустить около 300 спутников. Технические параметры этого проекта позволили бы обеспечить связь каждого жителя Земли с разветвленной по всему миру информационной сетью, подобной сети Интернет.
[2] На Конференции 2012 года — это положение было исключено, так как заинтересованные администрации заключили соответствующие Соглашения об использовании систем воздушной радионавигации и подвижной службы в приграничных районах.
[3] Международная организация гражданской авиации (ИКАО от англ. ICAO – International Civil Aviation Organization) – специализированное учреждение ООН, устанавливающее международные нормы гражданской авиации и координирующее ее развитие с целью повышения безопасности и эффективности.
[4] Беспилотная авиационная система.
[5] Секунда координации или високосная секунда – дополнительная секунда, добавляемая к всемирному координированному времени для согласования его со средним солнечным временем.

СПРАВКА

Виктор Андреевич Стрелец
• Родился 16 февраля 1957 года.
• В 1976 году окончил Киевский техникум радиоэлектроники, отделение радиолокационных устройств. В 1981-м – Ленинградский военный инженерный институт им. А.Ф. Можайского, факультет радиотехнических устройств.
• В 1992 году получил степень кандидата технических наук, защитив диссертацию на тему «Методы эффективного использования орбитально-частотного ресурса с учетом ограничений и норм международного права».
• 1976–1996 годы – служба в Вооруженных Силах СССР и Российской Федерации на должностях инженера, старшего инженера, младшего научного сотрудника, старшего научного сотрудника, начальника лаборатории научно-исследовательского института Министерства обороны. Полковник запаса. Почетный радист России.
• 1996–2001 – ведущий специалист, начальник подотдела сотрудничества с международными организациями Главного управления государственного надзора за связью в РФ.
• 2001–2004 – заместитель генерального директора НПФ «Гейзер» (Москва).
• 2004–2008 – руководитель аппарата Государственной комиссии по радиочастотам, замдиректора департамента государственных программ, развития инфраструктуры и использования ограниченного ресурса Мининформсвязи.
• 2008–2013 – заместитель директора департамента международного сотрудничества Минкомсвязи.
• С апреля 2013 года по настоящее время – советник генерального директора ФГУП «Морсвязьспутник».
• С 1993 года по настоящее время участвует в работе Исследовательских комиссий МСЭ-Р, рабочих, целевых и проектных групп МСЭ-Р, СЕРТ и РСС, глава делегации АС России, член делегации АС России.
• 2006 – исполняющий обязанности главы делегации АС России на Региональной конференции по планированию цифрового наземного вещания (РКР-06).
• 2007 – исполняющий обязанности главы делегации АС России на ВКР-07 и Ассамблее радиосвязи.
• 2000–2007 – вице-председатель 8-й ИК МСЭ-Р.
• 2007–2012 – вице-председатель Консультативной группы радиосвязи МСЭ-Р.
• 2008–2010 – советник, исполняющий обязанности советника на заседаниях Совета МСЭ.
• С 2010 года по настоящее время – член Радиорегламентарного комитета (РРК) МСЭ.
• В 2011 году вице-председатель, а в 2012 году – председатель РРК.