Николай Васехо
технический директор ФГУП «Главный радиочастотный центр»

Обновление без суеты

«Наступает период последовательной неспешной модернизации построенной инфраструктуры операторов связи»

Количество новых РЭС сухопутной подвижной и фиксированной радиослужб в 2016 году снизилось. По словам технического директора ФГУП «Главный радиочастотный центр» Николая Васехо, российские операторы решили главные задачи по обеспечению покрытия и стали более внимательно относиться к дальнейшему развитию сетей. В интервью РС он также рассказал, в каких диапазонах наблюдается дефицит частотного ресурса, что изменится в проведении экспертизы электромагнитной совместимости (ЭМС) и каковы главные мировые тенденции в регулировании использования спектра.


РС: В 2016 году радиочастотная служба выдала на 7,4% больше заключений экспертизы о возможности использования РЭС и их ЭМС. С чем связан этот рост?

Николай Васехо (Н. В.): Можно сказать, что этот рост носит технический характер и объясняется несколькими, не всегда взаимосвязанными причинами.

В первую очередь, он вызван проведением работ в рамках уточнения параметров радиоэлектронных средств, в том числе значений географических координат мест размещения действующих РЭС. Так, в 2016 году увеличилось более чем на 40% по сравнению с 2015 годом количество поступивших радиочастотных заявок (РЧЗ) по аналоговому и цифровому ТВ. Из них больше половины пришлось на уточнение параметров. 2006 год был годом интенсивного развития сетей фиксированной службы. Поэтому массовое продление разрешений в 2016 году с уточнением координат и мест размещения РЭС вызвало значительное увеличение потока заявок на экспертизу.

Важным следствием развития новых технологий является рост числа пользователей, которым предоставляются современные широкополосные услуги беспроводной радиосвязи. Это потребовало строительства новых сетей, в том числе перспективных стандартов LTE и LTE Advanced. Количество заключений экспертизы, выданных по этим технологиям, росло опережающими темпами и увеличилось в 2016 году по сравнению с 2015-м на 47 процентов.

Кроме того, в 2016 году возросло более чем на 17% количество заключений, выданных по технологическим сетям связи. Это, очевидно, объясняется общим техническим перевооружением сетей, используемых в промышленности и на транспорте.

РС: Несмотря на положительную динамику в целом, количество заключений экспертизы для новых РЭС сухопутной подвижной (СПС) и фиксированной служб (ФС) снизилось. В чем причина, на Ваш взгляд?

Н. В.: Действительно, в рамках фиксированной и сухопутной подвижной служб произошло существенное сокращение вводимых новых РЭС. Мы оцениваем снижение до 20 процентов. Очевидно, что этому способствовало несколько причин, включая экономические. Что касается технических вопросов, то, на наш взгляд, за предыдущие годы операторы сетей радиодоступа решили главные проблемы с территориальным покрытием населенных пунктов городского типа, где проживает основная доля потребителей услуг широкополосного доступа. Завершив, в основном, строительство сетей второго и третьего поколения и сэкономив средства на развитие сетей, телеком-компании более тщательно подходят к развертыванию РЭС на новых площадках.

Параллельно решались вопросы и транспортного обеспечения на базе радиорелейных линий связи. Наступает период последовательной неспешной модернизации построенной инфраструктуры. Скорость потока передаваемой информации увеличивается за счет повышения пропускной способности транспортных линий (переход радиорелейных линий на более широкие каналы, а также пространственное уплотнение потоков на основе XPIC-технологий – использование кросс-поляризации и дополнительной модуляции потоков для устранения внутренней интерференции.

РС: Какие изменения в проведении экспертизы ЭМС произошли за последние три года? Какие процессы ФГУП «ГРЧЦ» планирует усовершенствовать?

Н. В.: Изменения обусловлены, во-первых, распределением новых полос радиочастот для сетей широкополосного беспроводного доступа и, соответственно, необходимостью проведения экспертизы ЭМС этих сетей с другими радиотехнологиями (MMDS, телевещание, WiMAX) в совмещенной и примыкающих полосах радиочастот.

Во-вторых, проведением широкомасштабных спортивно-массовых мероприятий мирового уровня, что потребовало перехода к подготовке и согласованию планов использования радиочастот до и во время этих событий.

В-третьих, необходимостью повышения уровня автоматизации процессов учета и обработки больших массивов технических данных РЭС для сокращения сроков проведения экспертизы.

ФГУП «ГРЧЦ» разработало и ввело в эксплуатацию кабинет заявителя. Сервис позволил повысить эффективность выполнения задач по экспертизе ЭМС, перейти на электронный документооборот по обслуживанию РЧЗ, а также выдавать заключение с использованием цифровой подписи для ряда радиотехнологий. Кроме того, по инициативе ФГУП «ГРЧЦ» были упрощены требуемые формы и унифицирован объем исходных данных заявки. Наше предприятие полностью перешло на электронный внутренний документооборот. В таком же формате ФГУП «ГРЧЦ» готовит и выдает свидетельства об образовании позывных сигналов и заключения о соответствии судовых радиостанций.

К будущим задачам можно отнести следующие:

  • Автоматизированная маршрутизация внутренних задач между исполнителями при проведении экспертизы ЭМС;
  • завершение перехода на электронный документооборот с силовыми ведомствами;
  • совершенствование программного обеспечения, используемого при экспертизе ЭМС, в части повышения автоматизации расчетных задач.

РС: Есть ли отличия в проведении экспертизы ЭМС в России от других стран мира?

Н. В.: Особой разницы в технологиях и автоматизации процессов экспертизы нет. Основное отличие связано с национальными особенностями использования спектра.
У нас большая страна и существенно более сложная электромагнитная обстановка (ЭМО) практически во всех диапазонах радиочастот, особенно в крупных населенных пунктах. Объясняется это активной работой РЭС различных служб радиосвязи, в том числе тех, которые используются в целях обороны и обеспечения правопорядка. Но при проведении экспертизы ЭМС, как правило, применяется единый методический подход, основанный на рекомендациях МСЭ и CEPT [1]. Это позволяет, в том числе, успешно решать задачи использования радиочастотного спектра в приграничных районах.

РС: В каких диапазонах (и для каких применений) чувствуется наибольший дефицит радиочастотного ресурса (РЧР)?

Н. В.: Для фиксированной службы наибольший дефицит касается диапазонов развития сетей широкополосного доступа, прежде всего 5–6 гигагерц. В крупных городах этот ресурс практически исчерпан для новых заявителей. Действующие операторы еще могут развиваться за счет пространственного повторения частот на имеющихся каналах.

Для сетей подвижной связи, говоря о дефиците РЧР, необходимо учитывать его территориальную неравномерность. Например, наибольшая нехватка частот в нижних диапазонах 160 МГц и 450 МГц наблюдается в Москве, Санкт-Петербурге и Сочи. В других регионах дефицита нет.

Исторически сложилось так, что РЧР использовался для узкополосных РЭС различных ведомств на ограниченных территориях. Фрагментарность свободного ресурса, а также необходимость внедрения новых широкополосных технологий привели к обострению дефицита. Именно с этим связана сложность принятия и реализации решений ГКРЧ последних лет о возможности использования технологии LTE в полосе 450 мегагерц.

Для сетей радиовещания значительный дефицит наблюдается в диапазоне 87,5–108 МГц на территориях с высокой плотностью населения, которые являются коммерчески привлекательными. В некоторых населенных пунктах этот ресурс полностью исчерпан. Кроме того, полоса частот 87,5–100 МГц выделена для совместного использования телевизионными и радиовещательными РЭС. Перевод действующих аналоговых телевизионных станций 4-го и 5-го ТВК (84–92 МГц и 92–100 МГц) в цифровой формат, например, в дециметровый диапазон, откроет новые возможности для развития звукового вещания.

РС: Растет ли объем деятельности по обеспечению международно-правовой защиты (МПЗ) частотных присвоений? РЭС каких стран чаще всего создают помехи российским радиоэлектронным средствам?
Н. В.: Радиочастотная служба проводит политику заключения двусторонних координационных соглашений с соседними государствами. Это, естественно, упрощает процесс координации, а, главное, приводит к большему числу положительных заключений и сокращению количества помеховых ситуаций.

Для сетей телевизионного вещания в последние два-три года объем работ по обеспечению МПЗ увеличивается. Это вызвано, в первую очередь, планированием использования дополнительного частотного ресурса (к уже распределенному в Плане «Женева-06» в дециметровом диапазоне), которое связано с реализацией цифрового дивиденда при переходе от аналогового к цифровому ТВ-вещанию.

Развитие спутниковых систем в Российской Федерации обусловливает увеличение объема работ, проводимых ФГУП «ГРЧЦ», по обеспечению МПЗ частотных присвоений.

Что касается вредных помех нашим РЭС, следует отметить – такие случаи довольно редки. Это результат, в том числе, регулярной работы по выявлению и устранению нарушений Регламента радиосвязи МСЭ и соглашений об использовании полос радиочастот в приграничных районах.

РС: По каким вопросам специалисты ФГУП «ГРЧЦ» чаще всего взаимодействуют с представителями аналогичных служб других стран?

Н. В.: Чаще всего взаимодействие ведется по вопросам технической подготовки и подписания соглашений, принимаются организационные и технические правила, нормы и критерии проведения координации частотных назначений.

Регулярно происходит обмен опытом с иностранными коллегами на специальных тематических мероприятиях. Например, на саммите LS Telcom обсуждаем вопросы расширения функционала и оптимизации функций расчетных комплексов CHIRplus_BC, SPECTRAemc, которые широко используются при проведении работ по МПЗ.

Кроме того, специалисты ФГУП «ГРЧЦ» представляют интересы администрации связи Российской Федерации в рабочих группах МСЭ, CEPT и Регионального содружества в области связи (РСС). В числе актуальных вопросов – исследование возможности внедрения перспективных технологий, разработка условий совместного использования и принципов защиты действующих служб радиосвязи.

РС: В телеком-отрасли происходят глобальные изменения. Развивается интернет вещей, на подходе – пятое поколение связи (5G). Как может измениться электромагнитная обстановка в целом? Готова ли радиочастотная служба к этим вызовам?

Н. В.: Основная тенденция заключается в наращивании энергетической плотности используемого спектра в пространстве. ФГУП «ГРЧЦ» готово к различным вызовам, за 17-летнюю историю применение новых технологий всегда было на повестке дня.

Вопросы внедрения интернета вещей действительно актуальны. Но в части использования полос частот и проведения расчетов ЭМС может не возникнуть проблем, если IoT-применения будут находиться в рамках существующих систем связи. Мы видим, что М2М уже реализуется в сетях, работающих как в лицензионном, так и безлицензионном спектре частот (устройства малого радиуса действия).

Большей проблемой для IoT может стать обеспечение безопасности и защиты данных, вопросы управления этой информацией.

Интернет вещей – пока явление молодое во всем мире, и частотные вопросы, безусловно, требуют обсуждения на более концептуальном уровне. Пока непонятно, как увеличение трафика и количества подключений в системах для IoT повлияют на конфигурацию сетей связи, потребности в новом спектре и проблемы ЭМС.

В случае массового внедрения интернета вещей в безлицензионных полосах необходимо отслеживать рост таких применений и потенциальные помехи другим службам.

Для систем пятого поколения в мире ожидается открытие новых диапазонов (выше 24 ГГц). Также планируется внедрение 5G в полосах, уже используемых для систем СПС (ниже 6 ГГц). В связи с этим, возможно, потребуется разработка новых норм и условий совместимости, принятия решений о перераспределении спектра для других применений (например, ФС в диапазонах выше 24 ГГц). С учетом того, что внедрение систем пятого поколения ожидается в 2020 году, мы планируем участвовать в исследованиях по изучению условий использования новых полос частот, проводимых при подготовке к ВКР-19. Помимо этого, отслеживаем то, что делается в Европе, в рамках реализации «дорожной карты по внедрению 5G», одобренной СЕРТ в конце 2016 года.

РС: Как в нашей стране решается задача по перспективному планированию использования радиочастотного спектра?

Н. В.: Использование РЧР в нашей стране осуществляется в соответствии с Таблицей распределения полос радиочастот между радиослужбами РФ и Планом перспективного использования радиочастотного спектра РЭС. Эти документы разрабатываются ГКРЧ и утверждаются правительством Российской Федерации.

План перспективного использования пересматривают не реже, чем один раз в десять лет. А Таблицу – не реже, чем один раз в четыре года.

В настоящее время пересмотренный План перспективного использования одобрен решением ГКРЧ от 29 февраля 2016 года № 16-36-16-1 и внесен в правительство Российской Федерации для утверждения.

Подготовку предложений по внесению изменений в действующую Таблицу ведет рабочая группа, образованная ГКРЧ для этих целей. Перспективное планирование радиочастотного спектра, безусловно, связано с гармонизацией использования спектра в соответствии с распределением для Района 1.

РС: Какие тенденции в регулировании использования радиочастотного спектра в России и в мире Вы могли бы выделить?

Н. В.: Общими тенденциями можно считать внедрение во многих странах принципа технологической нейтральности, увеличение объема безлицензионного спектра, spectrum sharing (совместное использование полос частот), а также внедрение экономических методов в регулировании использования РЧР.

Эти тренды характерны и для России. Кроме того, в отношении национальных тенденций можно дополнительно отметить принятие решений ГКРЧ о выделении полос радиочастот для неопределенного круга лиц. Это освобождает заявителя от необходимости получения частного решения Госкомиссии. В настоящее время такой подход применяется практически во всех случаях. Редкие исключения из этого правила приведены в Порядке рассмотрения материалов и принятия решений о выделении полос радиочастот.

[1] МСЭ – Международный союз электросвязи. CEPT – Европейская конференция администраций почтовых служб и служб связи.