ИТ / Статьи
импортозамещение российский софт технологии
21.3.2024

Ставка на ИТ-эксклюзив

Чего добились за два года активного импортозамещения ПО

О необходимости импортозамещения зарубежного ПО объявили в 2014 году, однако реально этот процесс начался только два года назад (довольно резкое суждение, если оно чье-то, нужно указать автора; или смягчить – журнал об успехах в ИЗ эти десять лет пишет). За это время на отечественном ИТ-рынке начали превалировать российские продукты, однако о полной замене иностранных разработок говорить преждевременно, подчеркивают эксперты. О том, почему нет смысла делать полные аналоги импортного проприетарного софта, – в материале RSpectr.

ПРОЦЕСС ВМЕСТО ПРОЕКТА

Президент РУССОФТ Валентин Макаров, подводя 5 марта итоги года для рынка отечественного ПО, отметил, что в 2024-м процесс импортозамещения достигнет пика, а в следующем году страна обретет полный технологический суверенитет в части прикладного софта. Но есть нюансы.

В России импортозамещение ПО официально стартовало еще 10 лет назад, а сама идея создания реестра отечественного ПО впервые громко прозвучала на форуме интернет-предпринимательства в Фонде развития интернет-инициатив (ФРИИ), напомнил RSpectr советник директора ФРИИ Дмитрий Алтухов. Изначально реестр задумывался как ориентир для заказчиков во всем многообразии отечественных решений, однако далее он стал инструментом допуска к закупкам, а следом – и получения налоговых льгот.

Дмитрий Алтухов, ФРИИ:

При этом остаются «старые» проблемы с регулированием Реестра. Так, в него по-прежнему попадают продукты, по сути являющиеся слабо адаптированным иностранным open source. Текущая нормативно-правовая база позволяет просто поменять название и написать, что это продукт, разработанный отечественным производителем.

По его словам,

для внесения в Реестр отечественного ПО достаточно описать процессы жизненного цикла софта

Ярким примером является попадание в него операционных систем на базе Android open source. Серьезно доработать эти операционные системы никто не может, поскольку они очень сильно привязаны к оборудованию, которое разрабатывает только один вендор – Google.

«Проблема заключается в том, что мы никак не дифференцируем в Реестре продукты, основанные на российской интеллектуальной собственности, доработки софта с открытым исходным кодом и проекты, которые являются легкой доработкой. С точки зрения импортозамещения все не так радужно, это не процесс», – прокомментировал эксперт. Он подчеркнул, что

импортозамещение должно быть проектом, в котором за определенный срок нужно заменить импорт и начать развивать отечественные продукты

Но большая часть бизнеса ничего не делала в этом направлении до 2022 года, и реальное импортозамещение идет только последние два года. За это время ряд продуктов, обладающих хорошим потенциалом, благодаря появлению большого числа заказчиков смогли успешно заместить зарубежные аналоги. При этом ландшафт ИТ-рынка постепенно меняется в сторону доминирования отечественных продуктов.

«Если мы в следующем году снова продолжим говорить слово “импортозамещение”, то у нас точно с ним не все в порядке. Пора уже заменить его на технологический суверенитет», – уверен Дмитрий Алтухов.

ДОГНАТЬ И ПЕРЕГНАТЬ

Невозможно за два года сделать то, что на мировом рынке разрабатывалось в течение 20-30 лет, особенно если идет речь о сложных системах типа AutoCad или VMWare, подчеркнул в беседе с RSpectr директор департамента инфраструктуры «EdgeЦентр» Алексей Учакин.

По его словам, в самом импортозамещении есть две основные проблемы. Так,

чтобы сделать полный аналог проприетарного софта, требуется вложить столько же, а может, и больше финансовых и человеческих ресурсов, чем западные ИТ-гиганты

С другой стороны, такие компании, как Microsoft, SAP и Oracle, де-факто являются визионерами индустриальных стандартов в отрасли, которые работали над этим несколько десятилетий. Попытки повторить этот путь за три-пять лет выглядят заведомо провальными.

Алексей Учакин, «EdgeЦентр»:

– Вначале отечественные разработчики пытались «догнать и перегнать» зарубежных вендоров, а по сути, нужно было делать что-то принципиально другое. Софт, который решает проблемы заказчика, но при этом не пытается слепо подражать лидерам рынка.

Однако инертность инженеров и топ-менеджеров из крупных компаний и госкорпораций сначала мешала им смотреть на альтернативы

Теперь они ищут стопроцентную замену иностранному ПО вместо трезвого анализа, что именно им нужно, считает эксперт.

Алексей Учакин привел в качестве примера корпоративный мессенджер, созданный VK Tech, который разрабатывался не как еще один аналог MS Teams, а как полностью самостоятельный продукт, и в итоге получился весьма достойным. Есть и (это же тоже положительный пример, а не наоборот?) опыт российских банков, которые по требованию регулятора переходят с Oracle на СУБД на базе PostgreSQL – open-source-проекта, который развивается не первый десяток лет, значительный вклад в его развитие вносят именно российские разработчики.

ЗАМЕЩЕНИЕ ОСОБОЙ ЗНАЧИМОСТИ

Импортозамещение ключевых ИТ-решений на предприятиях российской промышленности идет полным ходом, заявил генеральный директор РФРИТ Александр Павлов в ходе конференции CNews «Импортозамещение ИТ 2024», которая состоялась 19 марта.

Александр Павлов, РФРИТ:

– За прошлые два года государство поддержало 22 особо значимых проекта на общую сумму грантового финансирования более 17 млрд рублей.

По его словам, господдержкой были охвачены такие сегменты отраслей, как судостроение, железнодорожное машиностроение, автомобилестроение, авиастроение, недропользование, геологоразведка, двигателестроение, ракетно-космическое машиностроение, агропромышленный комплекс, ЖКХ и мобильная связь.

Примером такого особо значимого проекта является внедрение системы управления стадом КРС «Молоко 2.0», рассказала вице-президент по инновациям ГК «Дамате» Ольга Чебунина.

Ольга Чебунина, ГК «Дамате»:

Цель этого проекта – импортозамещение иностранной системы управления стадом крупного рогатого скота молочного направления продуктивности Dairy Comp305 и обеспечение более расширенного функционала за счет внедрения новой системы.

На отечественные решения компании мотивируют переходить несколько факторов, уверена эксперт. Так, данные обрабатываются и хранятся на территории РФ, отсутствует риск ограничения на продление лицензий, отказа от поддержки и невозможности использования зарубежного программного решения.

«“Молоко 2.0” замещает зарубежные решения за счет доступности и расширения функциональности. Например, в нем доступны: настраиваемые показатели эффективности, интеграция с госинформсистемами, встроенная предиктивная аналитика, настройка и обработка фенотипических и генетических данных животных», – отметила Ольга Чебунина.

При этом эксперт обратила внимание, что

в сельском хозяйстве остро стоит вопрос не столько импортозамещения, сколько создания цифровых решений

Так, осталось довольно много направлений, которые требуют автоматизации: например, сейчас компания активно занимается созданием MES-системы по баранине, и далее решение можно будет тиражировать на всю отрасль.

Екатерина Лаштун

Изображение: RSpectr

Еще по теме

Почему рынок коммерческих дата-центров нуждается в регулировании

Что ждет начинающего тестировщика в 2024 году

Как найти перспективные зарубежные рынки для российских решений

Какие угрозы несет интернет тел человечеству

Успеют ли банки заменить импортный софт и оборудование до 2025 года

Зачем компании вкладывают деньги в ИТ-состязания?

Импортозамещение и внутренняя разработка ПО в страховании

Почему рынок информационных технологий РФ возвращается к классической дистрибуции

Что сделано и не сделано в цифровизации России за 2023 год

Как заботу о вычислениях переложить на вендоров и почему не все к этому готовы

Когда российский бизнес начнет замещать импортное ИТ-оборудование

Как искусственный интеллект меняет банковскую систему РФ

Как проходит цифровая трансформация отечественного госсектора

Процесс замены иностранного софта близится к завершению – и это вызов

Почему отраслевые облачные платформы экономят время и деньги компаний