Позитивный контент против экстремизма

В России предлагают создать общегосударственную систему контрпропаганды

Инициатива включена в национальную Стратегию противодействия экстремизму в РФ до 2025 года. Комплекс мер позволит разоблачать деструктивный характер максималистских, зачастую, фейковых высказываний и переформатировать мировоззрение людей, интересующихся радикальными идеями. Разработчики планируют использовать в работе с молодежью, наиболее подверженной крайним взглядам, популярные в Сети видеоформаты.


ОПАСНОСТЬ ИНФОРМАЦИОННОЙ КАПСУЛЫ

В 2020 году в России зарегистрировано более 650 преступлений, связанных с терроризмом. Это на треть больше, чем за девять месяцев прошлого года. При этом МВД выявлено только около 60% таких криминальных деяний. О значительной угрозе сетевого экстремизма в ноябре 2020 года сообщил зампредседателя Совбеза РФ Дмитрий Медведев.

Летом Верховный Суд РФ запретил деятельность международного общественного движения «Арестантское уголовное единство». Было установлено, что А.У.Е. является хорошо структурированной и управляемой организацией – молодежным движением экстремистской направленности.

Пропаганда стала гораздо более выверенной с точки зрения психологического воздействия, рассказала на конференции председатель Научно-консультативного совета (НКС) при Антитеррористическом центре СНГ (АТЦ СНГ) Марианна Кочубей. По ее словам, 

распространение радикальных идей превратилось в штормовой контентный поток, особенно на тех территориях Содружества, где спецслужбы работают менее успешно

Физический вербовщик стал сегодня не нужен, подтвердил известный российский IT-эксперт, генеральный директор компании «Ашманов и партнеры», президент компании по мониторингу соцсетей «Крибрум» Игорь Ашманов. Он объяснил, что первичное затягивание в деструктив происходит по принципу сформированной в Сети широкой «воронки». «Люди попадают в тематические капсулы, и мозги "перепрошиваются" за считанные недели», – сказал И.Ашманов. Ситуацию, по его словам, усложняет цифровая зависимость, которая встраивается в биохимический процесс жизнедеятельности организма.

Игорь Ашманов, «Крибрум»:

– Крючки социальных технологий вводят человека в постоянный стресс. Человек, который ждет сообщение вырабатывает дофамин, от получения информации – эндорфины. Жертвами экстремистских организаций могут стать все, у кого есть смартфон.

В период пандемии общество максимально атомизировалось, многие остались наедине с информационной средой, что безусловно сыграло на руку приверженцам крайним взглядов, объяснил ответственный секретарь НКС при АТЦ СНГ Александр Смирнов.

Александр Смирнов, АТЦ СНГ:

– У людей стало меньше возможностей обсудить те или иные взгляды в коллективе. Из-за вируса человек все чаще формирует свое мировоззрение самостоятельно, апеллируя к той информации, которую он получает из интернета.

Отметим, что недостоверный контент о пандемии также может трактоваться сегодня как экстремистский.


В ОТСУТСТВИЕ МЕТОДОВ БОРЬБЫ 

Эксперты рассказали о технологиях на службе экстремистских группировок. По словам М.Кочубей радикалы поставили видеопропаганду на конвейер, они научились производить контент с качественной режиссурой, графикой, и, что особенно опасно, особой эстетикой «джихадистского голливуда».

Марианна Кочубей АТЦ СНГ:

– Пропаганда террора в медийном пространстве уже создала самостоятельный пласт субкультуры. После набора критической массы такие социальные группы начинают жить по своим законам и влиять на мировоззрение большого круга людей. Они продвигают и новые каналы доставки контента. И в этом принципиальная разница от точечных вербовок.

Эксперт АТЦ СНГ отметила, что 

в августе 2020 года в Госдуму внесен проект закона, который предусматривает досудебную блокировку сайтов, пропагандирующих криминальную субкультуру

Генпрокурор РФ считает, что нужно законодательно утвердить этот термин. В сентябре 2020 года он предложил рассматривать факт вовлечения несовершеннолетних в такие группы как отягчающий признак при совершении преступлений экстремисткой направленности.

Вместе с тем М.Кочубей отметила, что сегодня практически все государства снизили возможность фильтрации пропагандистского контента в связи с глобализацией информационного поля. Удержание госконтроля становится возможным только с помощью специального ПО.

В России работает несколько компаний, анализирующих соцмедиа и выявляющих пользователей соцсетей, вовлеченных в экстремистскую деятельность. В числе отечественных систем для мониторинга и анализа информационной обстановки:

– АИС Seus,

– система «Георгий Победоносец»,

– платформа «Крибрум» и т.д.

Сегодня нетрудно обнаружить деструктивные группы в интернете и людей, готовых к противоправным действиям, считает И.Ашманов. Понятно, кто является организаторами радикальных кампаний, лидерами мнений и делает перепосты экстремистских сообщений, отмечает эксперт.

Игорь Ашманов, «Крибрум»:

– Злодеи как на ладони, можно присвоить каждому рейтинг опасности, составить ландшафт явления. Проблема, что делать дальше: сегодня нет инструментария, как с этим бороться.

Роскомнадзор (РКН) не имеет прав на специальные проверки, не может наказать, хотя и требует от цифровых гигантов исключать опасный контент, который является незаконным в нашей юрисдикции, сказал IT-эксперт. По его оценке, как правило, платформы удовлетворяют 30% запросов.

СПРАВКА

В 2019 году согласно ст. 15.3 Федерального закона № 149-ФЗ Роскомнадзор на основании 147 требований Генеральной прокуратуры РФ внес в реестр более 68 тыс. интернет-ресурсов, в том числе «зеркала» сайтов с информацией экстремистского характера. 

Доступ к 19 тыс. сайтов и/или страниц ограничен операторами связи на территории России, с остальных противоправная информация удалена. В сравнении с 2018 годом количество реестровых записей увеличилось на 5,6 процента.

Источник: публичный отчет РКН, 2019 год

В октябре 2020 года в первом чтении принят законопроект об ответственности цифровых площадок за отказ удалять из интернета запрещенную информацию в том числе экстремистского характера. Но штрафы, говорят эксперты, не пугают глобальные иностранные платформы.

Система в России эффективно работает на этапе последнего звена, когда к потенциальному террористу нужно уже высылать оперативную группу, но в этом случае можно и не успеть предотвратить инцидент, предупреждают специалисты.

Так, например, произошло 30 октября, когда 16-летний подросток напал на участок полиции в Татарстане. Ранее он публично выражал радикальные идеи и публиковал посты экстремистского толка в соцмедиа.

Западные страны также не могут похвастаться практическим положительным опытом в этой области. В Великобритании 92% деструктивной информации, помеченной волонтерами, не была удалена онлайн-платформами Telegram, Facebook и Tik-Tok, отметила старший научный сотрудник Российского института стратегических исследований (РИСИ) Анна Виловатых.

Вместе с тем США в период пандемии изменили свою стратегию в области кибербезопасности, адаптировав ее в части упреждения информационных вызовов и угроз, сказала эксперт РИСИ. В частности, были созданы новые подразделения в информационно-психологической сфере. Это прежде всего связано с активизацией в стране социальных протестов.

М. Кочубей обратила внимание коллег на доклад Европола TE-SAT 2020. В документе говорится, что как только на той или иной онлайн-площадке «ужесточались» условия работы для экстремистов, происходила их миграция на другие ресурсы. 

И.Ашманов призвал коллег не ориентироваться на западный опыт. Во-первых, Дональд Трамп упустил медийное пространство, и не смог оказать влияние на IT-гигантов, во-вторых, у России собственный путь развития, считает он.

А. Виловатых считает важным продвигать внутренние разработки стран, способствующие ограничению распространения противоправного контента. В частности, это концепции суверенного интернета в РФ и Китае.


ПЕРЕПРОГРАММИРОВАТЬ ИНТЕРЕС К РАДИКАЛАМ 

Представитель РИСИ отмечает, что в условиях снижения темпов развития российской экономики из-за пандемии есть вероятность, что деструктивные практики будут значительнее действовать на умы. Станет больше людей с ослабленными критическими фильтрами, которые находятся в стрессе. Именно они становятся жертвами информационных войн в интернете.

Александр Смирнов, АТЦ СНГ:

– Может случится непоправимое, если подверженный разлагающему действию пропаганды психологически неустойчивый человек окажется, например, ответственным за работу критической информационной инфраструктуры на каком-либо предприятии. Те взгляды, которые он исповедует, будут определять его поступки в напряженной обстановке.

Проблемы в отечественной системе образования привели к тому, что знание сегодня подменяется мнением, которое люди принимают за истину, отметила М.Кочубей. 

И.Ашманов видит два способа кардинального противодействия экстремизму в Сети:

– чиновники должны проявлять государственную волю и блокировать время от времени платформы-нарушители;

– пора начать создание вытесняющей массы позитивного контента в рамках внедрения политики контрпропаганды.

Глава «Крибрум» пояснил, что второй вариант подразумевает государственную идеологию, единый учебник истории, приоритет воспитания над оказанием образовательных услуг в школах и т.д.

По словам М.Кочубей, термин «контрпропаганда» требуется реабилитировать, пересмотрев некий «эмоциональный хвост» и негативный контекст.

Невозможно полностью сделать стерильной информационную среду, объяснил А.Смирнов. По его мнению, контрпропаганда – это не лобовое воздействие, а гибкие методы, и только встречный информационный поток по большому счету способен разрушить идеи, которые лежат в основе экстремизма.

Марианна Кочубей АТЦ СНГ:

– Чем релевантнее современному медиапространству будет контрпропаганда, тем она будет более успешная. Это не морально устаревший формат бесед в школах, а скорее броские короткие видеоролики на популярных платформах.

В России уже два года готовят специалистов, способных выявлять и противодействовать гибридным угрозам в Сети, рассказал декан факультета комплексной безопасности топливно-энергетического комплекса РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина Сергей Гриняев. По его словам, 

возможность перепрограммирования психологических закладок, которые могут быть внедрены в сознание человека – это одна из новинок информационной войны нового типа 

АТЦ СНГ в 2020 выпустил книгу «Организация контрпропаганды в области борьбы с терроризмом и экстремизмом». Методическое пособие объясняет, как нейтрализовать, переформатировать взгляды тех, кто только вошел в радикальные сообщества, склонить их к отказу от противоправной деятельности. И в то же время разоблачить деструктивный характер максималистских высказываний. 

В пособии выделяются три направления работы:

– размещение антиэкстремистского «цепляющего» контента различных форматов, в том числе, популярных интернет-мемов;

– организация дискуссий в Сети в правильном ключе – на форумах и в сообществах,

– проведение мероприятий.

А. Смирнов рассказал, что АТЦ СНГ второй год принимает участие во Всероссийском онлайн-фестивале социального медиаконтента «Я против экстремизма и терроризма». Победителями 2020 года в номинации, учрежденной центром, стали подростки из команды КВН республики Коми. 

Представленные в книге методы включены в Стратегию противодействия экстремизму в РФ до 2025 года и Комплексный план противодействия идеологии терроризма в Российской Федерации на 2019-2023 годы.

Фото: RSpectr, Freepik.com, pixabay.com

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:  

Политика YouTube: запретить нельзя разрешить
Иностранные интернет-платформы избирательно регулируют контент