Герман Клименко
председатель Совета Института развития интернета (ИРИ)
/ IT

«Единственный путь продвижения – пока что закрытые для интернета отрасли»

Над Рунетом нависла угроза. Если игроки рынка и государство не активизируются, не начнут создавать новые точки роста, то российский сегмент Всемирной паутины в ближайшие пару лет может стать добычей международных интернет-гигантов. При этом старые подходы к ведению бизнеса в сетевой среде не работают. Такой точки зрения придерживается председатель Совета Института развития интернета (ИРИ), эксперт и предприниматель Герман Клименко. В интервью РС он рассказал, почему ИРИ был создан именно в текущий исторический момент и какие факторы мешают новому витку роста отрасли.

РС: Расскажите, для чего был создан Институт развития интернета? В чем заключается его миссия?

Герман Клименко (Г. К.): В России между интернетом и государством всегда существовал большой разрыв. Рунет прекрасно жил между различными сегментами экономики, и до какого-то времени происходящее с ним не интересовало властные структуры. Ситуация изменилась, когда он начал подминать под себя другие рынки. Помните, как в мультфильме «Жил был пес» наевшийся волк захотел спеть? Произошло что-то подобное. Прошло несколько крупных капитализаций, интернет-компании стали выходить на IPO. Яндекс.Маркет серьезно изменил правила игры в розничной торговле. Сервис Яндекс.Такси полностью переформатировал рынок частного извоза, воспользовавшись тем, что в нем нет лицензирования. Государство поняло, что деньги в отрасли действительно большие. Да, все интернет-компании платят налоги, но процессы, которые происходят в Рунете, не то что не поддаются контролю, но и вообще большинство из них находятся вне государственной сферы. Общество и рынок четко поделились на две категории — одни в интернете, другие вне его. И вторые с ужасом взирают на то, что творят первые.

РС: Почему с ужасом?

Г. К.: Представители интернет-индустрии делают все без оглядки на существующее и устоявшееся положение дел. Их не волнует, что будет с устаревшими формами ведения бизнеса, они не понимают, о чем договариваться с прошлым. Но появляется все больше недовольных. Например, переформатирование рынка такси привело к тому, что только в Москве закрылось около 300 диспетчерских служб. А это значит, что сотни людей остались без работы – жертвы прогресса, такие же как трубочисты или извозчики. В общем, началась бесконечная череда подобных конфликтов. И они никак не решались, поскольку не было диалога между интернетом и государством. Полтора года назад я попал в Клуб лидеров Агентства стратегических инициатив (АСИ). И понял, что подобная организация нужна и интернету, поскольку проблема коммуникации с государством остается очень острой. Я общался с Яндексом, Рамблером, Mail.ru и объяснял, для чего нужен диалог с властью. К ноябрю 2014 года эта история пришла к точке бифуркации. И во время Недели интернета (RIW) идея о создании ИРИ была представлена первому заместителю руководителя Администрации Президента РФ Вячеславу Володину. Он спросил, почему бы не организовать эту структуру в рамках АСИ, на что я ответил, что нельзя в клубе боксеров сделать секцию шахмат.

РС: То есть это настолько разные миры?

Г. К.: Да. Эту мысль я высказывал и на встрече с Президентом РФ: люди, идущие в бизнес из интернета, совсем другие. Например, в XV веке во главе угла стояла сила, то есть чем ты сильнее, тем больше тебе позволено. Сейчас же, чтобы успешно заниматься бизнесом, нужно, условно говоря, понимать, что такое поисковая оптимизация. В этом смысле показателен пример Олега Тинькова. Успех его «Тинькофф Банка», который заточен на онлайн, связан с тем, что он больше своих конкурентов понимает, как работает интернет. Причем именно сам Тиньков, а не наемные консультанты. Это понимание нельзя купить. В развитых странах такого разрыва между технологиями и людьми нет, поскольку интернет начал развиваться у них на десять лет раньше. У них даже 60-летние свободно пользуются смартфонами. У нас же есть как старое, так и новое поколение. Я считаю, что наступило время новой экономики, с которой нужно работать по-особому. Надо осознавать, что рано или поздно все попадут в Сеть. Но на данном этапе Рунет столкнулся с рядом проблем. Одна из самых актуальных – это защищенность многих сфер экономики от вмешательства извне, то есть лицензирование отдельных видов деятельности. Все, что было открыто, интернет уже поглотил. И так как у нас нет развития, люди начинают уезжать. На данный момент у нас наблюдается баланс между утечкой мозгов и кадровым пополнением. Мы не можем дать специалистам ничего нового. Единственный путь продвижения – это смежные отрасли, которые пока закрыты для интернета. И чтобы развиваться дальше, требуется вмешательство государства. Если подытожить, то создание ИРИ связано с несколькими факторами. Во-первых, отрасль была замечена государством. Во-вторых, мы поняли, что нам нужно развиваться дальше. Но существует и третья причина – над индустрией нависли серьезные угрозы.

РС: И в чем они заключается?

Г. К.: На каком-то этапе соревноваться с миллиардами становится невозможно. То есть «ВКонтакте» все равно зарабатывает на порядок меньше, чем Facebook. И это становится критичным. До недавнего времени мы были не очень интересны международным интернет-гигантам, но может наступить такой момент, когда они просто нас съедят. Это первая угроза. Вторая – это то, что мы полностью проигрываем западным компаниям в отношении технологий будущего. Всем уже понятно, что следующим этапом развития станет Интернет вещей. Но пока нам нечего противопоставить Google или Apple. Они скупают компании, связанные с прорывными технологиями, в сферах робототехники, автомобилестроения, медицины... И глядя на это, становится понятно, что чипы, которые будут вживляться в нас (а я уверен, что это обязательно случится), будем делать не мы. Правда, пока есть шанс, что в них будет хотя бы наше ПО. Но если мы не активизируемся, то утратим и эту возможность, нам просто нечего станет импортозамещать в эпоху Интернета вещей.

РС: Чего удалось добиться за полгода с момента создания ИРИ? Какие задачи Институт решает в данный момент?

Г. К.: Через нас прошел закон об импортозамещении программного обеспечения. Дискуссия по этой теме была бесконечной, но в итоге документ был принят. Сейчас наша главная задача – создать программу развития отрасли, в которой обозначены направления дальнейшего движения. Отмечу, что мы не просим в ней денег у государства. Все, что мы хотим – это чтобы нам открыли дорогу в те сферы, где нас пока нет.

РС: И в каких отраслях Вы видите самые интересные перспективы?

Г. К.: Сейчас меня больше всего интересует медицина. Здесь есть две пока не решенные проблемы – это дистанционная авторизация и открытые данные. Нам, кроме решения этих вопросов, ничего не надо с технической точки зрения. Удаленная авторизация пациентов, а также открытые данные по больницам (состояние помещений, статистика) откроют путь телемедицине. Так работает весь мир. Однако на этом пути есть и другие сложности. Например, в Европе переизбыток врачей средней и высокой квалификации, у которых 30-40 % времени свободно. Они могут спокойно с помощью видеосвязи давать консультации и осуществлять прием больных. У наших медиков, особенно в регионах, нет ни минуты свободного времени. Еще одна проблема заключается в том, что телемедицина увеличит количество клиентов. Гораздо проще позвонить своему врачу по Skype, чем прийти в клинику и отстоять очередь. Соответственно желающих прибавится. Но расходы лягут не на больных, а на государство, поскольку в несколько раз возрастут траты на обязательное медицинское страхование (ОМС). Еще одним камнем преткновения на пути трансформации этого рынка является лицензирование врачей. Это долгая, сложная и дорогостоящая процедура. Сейчас практически ни один врач не может получить лицензию на кабинет самостоятельно. В итоге на этом рынке могут работать только частные медицинские учреждения. Сейчас врач за вызов получает на руки 500-600 рублей, а услуга для пациента стоит около 3 тысяч. Если бы у врача была своя лицензия, то он мог бы брать те же 500-600 рублей уже без наценки. Тогда поток клиентов существенно увеличится, поскольку эту сумму за вызов доктора может себе позволить большинство граждан. То есть чтобы система заработала, нужно выдавать подобные лицензии. И пусть этим занимаются уже существующие структуры. Всем будет от этого лучше. Я с удовольствием пойду к тому врачу, у которого будет десять звездочек. Здесь начнет действовать тот же принцип, как в ситуации с рынком такси. За 3 тысячи мало кто хотел ехать из Домодедово, как только цена снизилась, количество клиентов возросло.

РС: В какие еще сферы доступ для интернета на данный момент закрыт?

Г. К.: Их много. Например, образование, которое «защищено» не хуже, чем медицина. Здесь есть большие возможности для электронного обучения, когда человек платит за курс лекций, сдает удаленно экзамен и получает сертификат, имеющий юридическую значимость. Но у нас очень остро стоит вопрос авторизации и проверки того, сдает ли человек экзамен самостоятельно, что мешает развиваться этому рынку. Но во всем мире можно спокойно пройти такое обучение и получить сертификат. Если ты сдал экзамен обманом, то при тестировании у работодателя твоя ложь все равно откроется. Я общался, например, со специалистами из Высшей школы экономики, которые готовы принимать подобные сертификаты в качестве сданного экзамена или зачета. Система образования едина, и не зная, например, математического анализа, продолжать учиться технической специальности дальше просто невозможно.

РС: Какие Вы видите пути решения всех этих вопросов?

Г. К.: Чтобы в отрасли что-то изменить, нужно составлять дорожные карты, в которых была бы обозначена конечная цель. И если правильно сформулировать задачи, то проблему можно решить. Мы стараемся сделать так, чтобы все наши пожелания были обозримо исполнимы, и не посягаем на существующее законодательство.

РС: Помимо того, что Вы возглавляете совет директоров ИРИ, Вы также являетесь создателем LiveInternet и Mediametrics, руководителем AllinOne Network. В чем лично для Вас состоит основная разница между управлением коммерческой компанией и такой организацией, как Институт развития интернета?

Г. К.: Я давно не посвящал одному делу так много времени. Обычно я предпочитаю запускать проекты и смотреть, как они самостоятельно развиваются. Но несмотря на то, что ИРИ наносит некоторый ущерб моему бизнесу, эта деятельность колоссально расширяет кругозор. Я очень четко начал понимать, в каком счастливом интернете мы живем. Чтобы решить какую-то проблему, нам нужно просто собраться и обсудить ситуацию. И несмотря на все разногласия, мы сможем с ней справиться. Решать проблемы с точки зрения государства гораздо сложнее, здесь одно цепляется за другое. Но сейчас у нас есть огромное преимущество – публичность. Ее нет у АСИ, министерств или ведомств. У нас же сама среда создает информационный поток. На текущий момент мои цели полностью совпадают с тем, что я делаю. Именно публичность дает шанс, что из этой истории может что-то получиться, что рано или поздно необходимые для отрасли шаги будут сделаны.

 

РС 

СПРАВКА

Герман Сергеевич Клименко

Председатель совета Института развития интернета (ИРИ). Директор и владелец компании LiveInternet. Создатель и руководитель ряда крупных интернет-ресурсов.
• Родился 7 декабря 1966 года в Москве.
• В 1988 году окончил Военный институт им. А.Ф.
Можайского (ВИКИ, Санкт-Петербург, Россия)
по специальности «системный программист». В 1995
году – факультет переподготовки Высшей школы
экономики, квалификация «экономист».
• 1996–2000 годы – управляющий филиалом «Черемушки»
банка «Российский кредит».
• 2000–2008 – управляющий банка «Квота».
• В июне 2013 года стал президентом Ассоциации развития
электронной коммерции (АРЭК).
• В августе 2014 года возглавил совет директоров AllinOne
Network.
• В феврале 2015 года возглавил совет Института развития
интернета.
• Август 1998 года – запуск каталога List.ru.
• Ноябрь 2000 года – запуск сервиса статистики Top.Mail.ru.
• Апрель 2009 года – запуск системы медийно-контекстной
рекламы MediaTarget.
• Июль 2010 года – совместно с Артуром Перепелкиным
создан Social Space Fund, фонд инвестиций для разработки
приложений для социальной сети Facebook.
• Июль 2010 года – создан первый рейтинг русскоязычных
страниц Facebook.
• Январь 2014 года – запущен агрегатор новостей на основе
данных из социальных сетей Mediametrics.

Фото: пресс-служба Германа Клименко