Чего достигла IT-отрасль РФ в замене иностранного ПО
ИТ / Статьи
импортозамещение ПО экспертная колонка
29.3.2023

Год импортозамещения

Чего достигла российская IT-отрасль в замене иностранного ПО

Санкции ударили по многим отраслям РФ, в том числе по IT-индустрии. Но нет худа без добра: уход западных разработчиков ПО простимулировал до этого медленно развивающийся тренд на замену иностранной продукции отечественными решениями. Своими мыслями о том, что изменилось за год и можно ли смотреть на результаты процесса импортозамещения софта с оптимизмом, с RSpectr поделился генеральный директор компании GTLogistics Иван Денисов.

НА СОЛНЕЧНОЙ СТОРОНЕ

По оценке главы Центра компетенций по импортозамещению в сфере информационно-коммуникационных технологий Ильи Массуха, по итогам 2022 года можно говорить о позитивных результатах импортозамещения в IT-отрасли. В сфере кибербезопасности доля российских решений в закупках по итогам года превысила 90%. Более половины закупок приходится на российский софт в операционных системах и офисных приложениях.

Но несмотря на внушающие оптимизм цифры проблем у нас больше, чем достижений

Именно в 2023 году мы, скорее всего, будем вынуждены с ними столкнуться и разбираться уже полноценно, а не быстро и с наскока, как было в прошлом году.

Предсказуемо неплохо выглядят продажи российского ПО в тех сегментах, где и до санкционной эпохи все было достаточно благополучно. Именно этим обусловлены те самые 90% в сфере кибербезопасности. В этой сфере российские компании-разработчики исторически имели сильные позиции, причем не только в нашей стране, но и за ее пределами. Серьезным драйвером импортозамещения (причем еще несколько лет назад) стал и закон «О безопасности критической информационной инфраструктуры (КИИ)», предписывавший перевести на отечественные решения все предприятия, отнесенные к этой категории.

Неплохо обстоят дела в сегменте решений, связанных с бухгалтерским учетом и с электронным документооборотом

Это объясняется тем, что оба процесса – учет и документооборот – имеют серьезную страновую специфику. Так что зарубежные решения на практике не имели конкурентных преимуществ перед российскими, ведь именно последние эту особенность учитывали в полном объеме. Выбор в их пользу никак не связан с импортозамещением, а обусловлен реалиями работы в конкретной стране.

Соответственно, наблюдается рост продаж отечественных решений, которые тесно интегрированы с распространенными российскими программными платформами. К примеру, вряд ли кому-то придет в голову на российскую систему электронного документооборота ставить зарубежную электронную подпись – это просто невозможно.

Если в компании внедрена платформа 1С, то и систему управления складом логично будет приобретать ту, которая с нею интегрирована, а не произведенную за рубежом. Так что в этих сегментах позиции российских разработчиков тоже сравнительно неплохи – в том числе потому, что они изначально ориентировались на интеграцию с российскими платформами. Но и здесь речь идет не столько об импортозамещении, сколько о продажах на волне цифровизации процессов, а рост продаж фиксируется там, где до сих пор этот уровень был низким.

Один из показательных примеров – WMS (системы управления складом), где отечественные решения пользуются спросом благодаря:

  • интеграции с 1С;
  • особенностям маркировки ряда категорий товаров;
  • высокой конкурентоспособностью российских программных продуктов по сравнению с западными.

Поэтому софт получается зачастую даже более эффективным и производительным, чем западное ПО для этого сегмента. Отсюда и рост продаж: по нашим оценкам, в прошлом году сегмент WMS вырос примерно на 10% за счет преимущественно отечественных продуктов.

ОБЛАСТИ ТЬМЫ

Но далеко не везде так благополучно. Хуже всего дела обстоят в тех сегментах, которые относятся к «тяжелым» решениям – ERP и CRM, обычно используемым крупными предприятиями и организациями. Мало какая корпорация решится менять такие системы экстренно, насколько бы жесткими ни были санкции. Причина проста: это сложно, дорого и требует времени и внимания.

Представим «тяжелую» ERP в корпорации: она, скорее всего, была внедрена не за пару месяцев – проект длился годами, обрастал доработками, интеграциями и всем прочим, что очень осложняет замену. К тому же этим решением пользуются не несколько сотрудников, а целый ряд подразделений. На систему завязано множество бизнес-процессов, остановка в одном из них может существенно повлиять на финансовые результаты.

Этим в том числе объясняется то, что корпорации после ухода западных вендоров ПО не ринулись срочно менять программные продукты и заняли выжидательную позицию. Это дало им время на то, чтобы проанализировать собственные потребности, сопоставить их с теми альтернативами, которые предлагает рынок в текущих условиях, и сделать обдуманный выбор.

Сдерживающим фактором импортозамещения можно считать нехватку специалистов, готовых и умеющих работать с отечественными решениями

Лобби западных вендоров в образовании было весьма значительным, в вузах работали специализированные кафедры, им предоставлялись льготы на покупку ПО – российские компании не часто могли себе позволить такое. Поэтому даже те компании, которые в принципе были бы рады внедрить отечественные решения, не способны были это сделать из-за нехватки сотрудников для внедрения и поддержки. Только в прошлом году учебные заведения стали переориентировать свои программы.

Можно выделить и еще одну особенность импортозамещения в прошлом году. Так как в нашей стране многие компании еще раньше завели собственные отделы разработки, усилив свои компетенции в IT, то были и те, кто решил создавать свои решения с нуля. Фактически процесс импортозамещения ПО у них идет (пусть и очень медленно, ведь разработка – процесс небыстрый), но на объеме продаж российского софта в конкретном сегменте положительно не сказывается.

ЧТО ГОД ТЕКУЩИЙ НАМ ГОТОВИТ?

На мой взгляд, именно в этом году мы увидим реальные масштабы импортозамещения. Оно коснется сложных систем и тех компаний, которые собирались подождать лучших времен. Но год прошел, и ожидать чего-то уже нет смысла. Более того, увидев, как ведут себя западные вендоры, многие потребители больше не готовы доверять им. Тем более если речь идет о критичных для бизнеса процессах.

Российские решения стали покупать более активно – это позитивно скажется и на самих продуктах

У разработчиков появляется больше денег для инвестиций, будет больше обратной связи от пользователей. Значит, доработка и развитие будут идти быстрее и эффективнее. Выиграют от этого все: и потребители, и IT-компании, и рынок в целом.

Грантовая поддержка и преференции для отрасли также скажутся позитивно, причем именно в этом году эффект будет ощутимым за счет его накопления. В прошлом году IT-бизнесу сильно помогли отсрочка от частичной мобилизации и льготная ипотека. Но все, что связано с грантами и финансами, как правило, дает несколько отложенный результат.

Например, мы надеемся, что рынок WMS, частью которого мы являемся, покажет рост не меньший, чем в 2022 году, при этом доля зарубежных решений в нем будет стремиться к нулю.

Изображение: Adobe Stock

Еще по теме

Почему будущих специалистов по информбезопасности разбирают еще со школы

Новые схемы интернет-мошенников и как им противостоять

Почему буксует импортозамещение электронных компонентов

Почему рынок коммерческих дата-центров нуждается в регулировании

Что ждет начинающего тестировщика в 2024 году

Как найти перспективные зарубежные рынки для российских решений

Какие угрозы несет интернет тел человечеству

Успеют ли банки заменить импортный софт и оборудование до 2025 года

Зачем компании вкладывают деньги в ИТ-состязания?

Импортозамещение и внутренняя разработка ПО в страховании

Почему рынок информационных технологий РФ возвращается к классической дистрибуции

Что сделано и не сделано в цифровизации России за 2023 год

Как заботу о вычислениях переложить на вендоров и почему не все к этому готовы

Когда российский бизнес начнет замещать импортное ИТ-оборудование

Чего добились за два года активного импортозамещения ПО